Елена Тенькова

ПОЕЗДКА СЭРА УИЛЬЯМА СМИТА В РОССИЮ
( пересказано со слов главного героя )

                               К началу

                                . . .

   Подходя  к  гостиничному крыльцу, сэр Уильям почему-то замешкался  и
результатом этого стало нападение на него сидевшей на козырьке  крыльца
вороны,  выразившееся  в  проявлении неуважения  к  гражданину  великой
страны ( вероятно, она съела что-то не то за завтраком ).
   -  Мадам,  вам  просто  необходимо выпить крепкого  сладкого  чая  с
сухарями, - не теряя достоинства, произнес сэр Уильям, но глупая ворона
не  понимала  по-английски и продолжала сидеть на  козырьке,  дожидаясь
новой жертвы.
   Сэр  Уильям  влетел в гостиничный холл, задыхаясь от возмущения,  со
всех  сторон к нему тут же побежали работники гостиницы с салфетками  и
духами.  Сэр  Уильям был приведен в божеский вид, правда стойкий  запах
все  еще  пробивался сквозь воздушную пелену ароматов резеды и орхидей.
Поднявшись в лифте на свой этаж, сэр Уильям заметил выходящего  из  его
номера  мужчину, одетого в парадный пиджак сэра Уильяма  и  несущего  в
руках его дорожный чемодан. Проходя мимо Смита, мужчина кивнул ему  как
старому  знакомому и нажал на кнопку вызова лифта. Сэр Уильям  удивился
приветливости  незнакомца, но не придал этому значения и  направился  к
своему   номеру.  Дурное  расположение  духа,  вызванное   беспардонным
поведением вороны уже почти оставило его, благоухая духами, он думал  о
том,  что  среди  администрации гостиницы  попадаются  вполне  приятные
экземпляры,  с  которыми  было  бы  неплохо  встретиться   при   других
обстоятельствах.
   К  сожалению,  дорога  от  лифта до номера  была  короткой,  поэтому
фантазии сэра Уильяма не получили должного развития. У двери в номер он
достал  было ключи, но тут увидел, что она чуть приоткрыта. Решив,  что
там как раз сейчас производится уборка, сэр Уильям смело открыл дверь и
замер на пороге. Все в номере было перевернуто вверх дном. На одном  из
рожков бра висел новый галстук сэра Уильяма, его любимая рубашка  цвета
майского  шотландского неба была небрежно брошена  на  пол,  фотография
бабушки,  которую  он  всегда возил с собой,  была  вынута  из  рамы  и
валялась  на  кровати. Сэр Уильям сел на пороге номера  и  только  было
поднял руки, чтобы обхватить ими голову, как услышал, что в шкафу  кто-
то  шевелится. Смит был неробкого десятка, один раз в детстве  он  даже
подрался  с соседским мальчишкой, поэтому сейчас он смело направился  к
шкафу, стараясь ступать как можно тише, чтобы не спугнуть грабителя. По
пути  он  вооружился  забытой  горничной метелкой,  которой  та  обычно
сметала  пыль.  Наличие  хоть какого-то оружия  в  руках  придало  сэру
Уильяму уверенности в себе, и он решительно распахнул двери шкафа.
   Увиденное  им  было  столь  чудовищно, что  сэр  Уильям  застыл  как
изваяние,  не  в  силах  сдвинуться  с  места  от  переполнявшего   его
возмущения.  В  шкафу сидел огромный мужчина устрашающего  вида  и,  не
замечая ничего вокруг, поедал любимый шоколад сэра Уильяма. Негодование
сэра Уильяма было столь велико, что он ударил мужчину метелкой, осознав
при  этом,  что  бьет человека может быть первый раз в  своей  взрослой
жизни.  Мужчина  подавился шоколадом, взгляд его  прояснился,  и  он  с
ловкостью,  неожиданной для его размеров, выскочил из шкафа  и  побежал
мимо  сэра Уильяма к двери, ведущей в коридор. Смит последовал за  ним,
успевая  наносить  удары метелкой по квадратной  спине,  но  вор  бежал
быстрее несчастного англичанина, к тому же сэр Уильям уже почти у двери
зацепился  за  поваленный на пол стул и упал.  Время  было  потеряно  и
погоня безнадежно проиграна, поэтому сэр Уильям несколько минут полежал
на  полу, затем встал и решил заняться подсчитыванием убытков, а  потом
обратиться  в  администрацию гостиницы с жалобой. Сэр Уильям  не  очень
pасстpоился,   так   как   десять  коробок   со   свистящими   пультами,
представлявшие  для него наибольшую ценность, были оставлены  в  камере
хранения аэропорта.

                                 . . . 

   Милиционер  осмотрел  место происшествия,  взял  под  козырек  и  со
словами,  переведенными  сэру Уильяму как "Будем  искать",  скрылся  за
дверью,  оставив  Смита  в  обществе переводчика  -  молодого  человека
маленького роста с грустными карими глазами. Тот предложил сэру Уильяму
подождать в гостиничном холле, пока горничная наведет в номере порядок.
Сэр  Уильям согласился, и через некоторое время они уже сидели в мягких
креслах.
   -  Меня  зовут Глен Пономаренко, - переводчик вспомнил, что  его  не
представили пострадавшему англичанину.
   - Странное имя для русского, - сэр Уильям покачал головой.
   -  Это  сокращенное  "Георгий Ленин", так  звали  моего  дедушку,  -
пояснил Глен и со значением посмотрел на сэра Уильяма.
   Фамилия  Ленин была знакома сэру Уильяму, он вспомнил, как в  клубе,
который он посещал в Англии, что-то говорили об уникальном эксперименте
в  России - ученые-бальзамировщики уже в течение то ли семидесяти ,  то
ли    восьмидесяти   лет   наблюдали   там   тело   одного   господина,
забальзамированного   и  даже  помещенного  в  специально   выстроенный
мавзолей.  Эксперимент  был под угрозой, так как  религиозные  фанатики
требовали  предать тело земле. Чем закончилась тяжба  между  учеными  и
представителями церкви, и закончилась ли она, сэр Уильям  не  знал,  но
фамилия господина была Ленин - это он помнил точно.
   -  Все  эти  разговоры о Ленине и Инессе Арманд - все это ерунда,  -
продолжал тем временем Глен, - на самом деле Владимир Ильич, - вероятно
так  звали господина из мавзолея, отметил про себя сэр Уильям, -  любил
только мою прабабушку и только от нее у него и был единственный  сын  -
Георгий - мой дедушка.
   Глен  замолчал,  сэр Уильям тоже старался не нарушить  торжественную
тишину  момента,  хотя  ему  очень хотелось чихнуть.  Он  умел  уважать
чувства  других,  особенно если они каким-то  образом  были  связаны  с
предками.
   -  Дедушка никогда не видел отца, только фотографии. Когда он  умер,
дедушка каждый день ходил в мавзолей, но его стали узнавать и охранники
перестали  пускать  его.  Дедушка  все  равно  продолжал  ходить  туда,
наряжаясь  в  разные  одежды.  Иногда он проходил  под  видом  женщины,
забежавшей  в  мавзолей  из ГУМа, иногда это был старик-крестьянин,  но
однажды он оделся пионером и был разоблачен. Больше его никто не видел.
К  тому времени он был уже женат и бабушке пришлось растить маму одной.
Когда я родился, меня назвали в его честь.
   Сэр  Уильям слушал эту печальную историю и думал о том, как  жестоко
не  пускать сына к отцу, пусть даже отец - всего лишь несчастная жертва
эксперимента.  "Может быть, ученые боялись, что он занесет  в  мавзолей
какую-нибудь бактерию", - подумал он. Между тем к ним подошла горничная
и сказала, что сэр Уильям может пройти в номер.
   -  Прощайте, Глен, - сэр Уильям пожал руку переводчика,  на  секунду
задержав  ее в своей руке. Глен посмотрел ему в глаза и со словами:  "Я
все  понял,  прощайте  сэр", медленно пошел  по  коридору.  Сэр  Уильям
вздохнул  и  направился  к своему номеру, решив,  что  день  был  очень
тяжелый и надо отдохнуть перед поездкой на Север.

                 (Продолжение может последовать)
 
 

copyright (C) Елена Тенькова, 1999
 
 
 
ГлавнаяSpace Mice ProjectМеждународный Орден Почетных МышатИстории про мышатГостевые книгиМышиные страницы в Интернет All rights reserved.
© baby-mouse Skr
© Serge Kornev
© Space Mice
© I. M. F.
© Serjio IceAxe

Пишите нам!