Самая подробная информация сайт знакомств lovexi.ru здесь.
Сергей Корнев 
ПОСЛЕДНЕЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ
МЫШОНКА ДЖЕРРИ
сентиментальный триллер
    Посвящается DJ Alien'у.
   Окончив    последние   распоряжения,   капитан   Грант    вдруг
почувствовал, что напоследок, за минуту перед схваткой, он  должен
сказать команде что-то значительное. "Друзья", - произнес он  чуть
изменившимся  голосом.  -  "Друзья...  Много  у  Земли  мышат,  но
отступать нам некуда: мышонок Джерри у нее только один."  И  может
быть  потому,  что  в этот момент он бросил взгляд  на  анабиозную
капсулу,  в  которой спал мышонок Джерри, в его голосе  прозвучало
что-то  искреннее,  знакомое с детства, что заставило  каждого  из
людей покрепче сжать рукоятку бластера.

   Мышонка  Джерри, самого маленького и самого глупого мышонка  во
всей  Галактике,  похитили  сто двадцать  лет  назад,  задолго  до
рождения капитана Джерри Гранта. О том, как это произошло, он знал
только  из  кино  и  учебников  истории,  где  все  события  этого
памятного дня были описаны с точностью до секунды.
   Мышонок Джерри в тот день решил освятить своим посещением  один
из   супермаркетов  Нью-Йорка.  Поднимаясь  на  второй  этаж,  где
находился  отдел  сыров,  он неторопливо, по  своему  обыкновению,
прошествовал  по главной лестнице, - специально для него  там  был
положен покрытый ковриком трап с мелкими-мелкими ступеньками,  как
раз  по  размеру мышиных шагов. Изобразив на своей мордочке  некое
подобие   жизнерадостной  американской  улыбки  (хотя  в   обычной
обстановке  его  частенько  заставали  печальным  и  озабоченным),
мышонок  поприветствовал кивком головы продавцов и небрежно  подал
лапку  администратору магазина. Так получилось, что именно  в  тот
момент,   когда  администратор  суетливо  выбежал  ему  навстречу,
скрючившись  из  подобострастного усердия в  вопросительный  знак,
мышонок,  как  бы  между прочим, протянул свой  хвостик  маленькой
девочке,  которой очень хотелось до него дотронуться, а потом  еще
подарил ей шоколадку со своим автографом.
   Поднявшись  наверх, мышонок, окруженный со всех сторон  плотным
кольцом  охраны, проследовал прямо к полкам с сырами.  Подсаженный
там чьими-то услужливыми руками на большую головку амьенского сыра
(из  чего  знатоки - мышеведы, мышологи и мышематики -  могли  уже
заранее   определить,  чему  в  этот  день  будет  посвящена   его
проповедь),   Джерри,  впав  на  несколько  минут  в   оцепенение,
погрузился в собственные мысли. ("О чем он думал в этот момент?" -
Спросите  вы. - Это были размышления о судьбах вселенной,  страшно
глубокие и невероятно возмышенные.)
   Как  всегда,  сразу же начали собираться любопытные,  нагрянула
пресса, вездесущие фотокорреспонденты засверкали своими вспышками.
Чуть   погодя   прикатила  и  съемочная  группа  от  CNN.   Спешно
выстроилась  полукольцом,  чтобы  держать  толпу  на  почтительном
расстоянии, охрана мышонка - десятка два крепких молодых парней  в
одинаковой   серой  униформе,  на  спине  у  них   веселила   глаз
разноцветная  надпись  MOUSE SECURITY, а на груди  был  прикреплен
значок с какой-то длинной замысловатой аббревиатурой. Ее смысл, по
всей  видимости, должен был сообщать посторонним,  что  они  имеют
дело  не  с какими-то олухами из полиции, а с парнями из  ФБР,  из
отдела по охране мышонка Джерри.
   Через  некоторое время мышонок вышел из оцепенения,  продолжая,
впрочем,  сохранять  на  своем лице печать глубокой  задумчивости.
Теперь  он  был  вполне готов к своим метафизическим  странствиям.
Слегка  подергав, как бы проверяя на прочность, салфетку,  которую
только  что  повязала  ему девушка-референт  (о  ее  отношениях  с
мышонком завистники распускали множество всяких слухов, чем иногда
портили  настоение мышке Джоан), он переместился в  самую  верхнюю
точку  головки  сыра. Затем, изящно опустившись на четвереньки  (в
официальной  обстановке он редко опускался до этого), Джерри,  все
еще  не  выходя  из  состояния глубокого транса, начал  постепенно
прогрызать путь к ее середине.
   Что  хотел  он этим сказать человечеству? - Мистики и  философы
придумали  тысячи объяснений этому многозначительному жесту.  Одни
находят  здесь  явные  параллели с  философией  мышонка  Фридриха,
рассматривая  уход в сыр как своеобразный вызов  небесам.  Другие,
напротив,  считают,  что этим он намекает на катакомбные  традиции
раннего  христианства: ведь уход под землю  -  это  лучший  способ
очищения   от   мирской  суеты.  Сыр  при   этом   выступает   как
символический эквивалент земли: известно, например, что в  русском
языческом  пантеоне Сыр и Землю связывали очень тесные родственные
отношения,  на  что указывает, в частности, выражение  "мать  сыра
земля",  сохранившееся  до  наших дней.  Третьи  ищут  корни  этой
символики   в   Древнем  Египте,  в  этой  колыбели   человеческой
цивилизации.  Историки  недавно открыли, что  египетские  пирамиды
изначально  задумывались как гигантское подобие  творожной  пасхи,
праздничного  христианского блюда, -  то  есть,  в  сущности,  они
являются  окаменевшими головками сыра, несколько необычной  формы,
слегка  изгрызенными  по краям. Это, кстати,  позволяет  объяснить
одну из загадок древней истории: как были прорублены многочисленые
туннели,   находимые  ныне  в  каменной  толще  пирамид.   Загадка
объясняется довольно легко: эти туннели попросту были  проедены  в
них строителями, когда сыр еще не затвердел.
   Работа  между тем продвигалась вперед, и скоро из  отверстия  в
сыре  высовывалась только маленькая серая попка и хвостик мышонка.
А  еще через минуту мышонок скрылся весь, чем поверг в неописуемый
восторг  многочисленных  зрителей и  болельщиков:  так  глубоко  в
природу вещей он не пробирался уже давно.
   Толпа  все  росла  и  росла, охранникам с трудом  удавалось  ее
сдерживать; не все пришли сюда из простого любопытства -  в  толпе
можно было увидеть множество калек и дряхлых старушек, которые так
и  норовили  проскользнуть поближе к мышонку, прямо под  ногами  у
охранников. - По древнему поверью, прикосновение к хвостику  этого
мышонка,  особенно  в  момент, когда он проникает  в  суть  вещей,
излечивает  человека  от всех болезней, а  самым  достойным  может
подарить даже бессмертие. Впрочем, не каждый бы отважился  подойти
и  подергать  его  за хвостик: по тому же поверью,  человека,  чьи
помыслы недостаточно чисты, прямой взгляд мышонка, глаза в  глаза,
может  превратить в кусочек коричневого пластилина. Не боятся  его
только дети.
   Вы конечно понимаете, ребятишки, что ученые и философы, как это
им и положено, высмеивают все эти народные суеверия. И особенно их
смешит, когда мифы о могуществе мышонка рождаются прямо на глазах.
Так случилось, например, с несколькими небоскребами на набережной,
построенными  двести  лет  назад и давно  заброшенными,  -  добрая
половина горожан до сих пор уверена, что "это великаны-киборги  из
империи  Мекларов,  которые  высадились  на  набережной  и  хотели
захватить  Нью-Йорк, но мышонок Джерри, помолившись  Санта-Клаусу,
обратил  их в камень одним своим взглядом." Как доказывают ученые,
гуманоидная форма этих небоскребов - обычная прихоть  архитектора,
а  сама  легенда берет начало от одного диснеевского  мультика.  И
вообще, по мнению ученых и богословов, сила мышонка Джерри, как  и
других Космических мышат, заключается не в примитивной способности
к   чудотворению,  а  в  нравственном  совершенстве:  эти   мышата
воплотили в себе самые нежные и искренние чувства человечества,  и
именно поэтому так притягивают к себе детей и взрослых.
   Впрочем,  как я полагаю, ученых заставляет возражать только  их
профессиональная привычка. В глубине души они, как и все остальные
здравомыслящие обитатели Земли, наверняка ничего не  имеют  против
этих   наивных  предрассудков:  пусть  уж  лучше  мир  поклоняется
безобидному мышонку, чем какому-нибудь кровожадному диктатору.
   Неожиданно  по толпе пронесся возглас восхищения. Кое-где  даже
зазвучали   аплодисменты,  -  это  мышонок,  наконец,   вылез   на
поверхность,  чтобы поведать людям истины, добытые в этом  трудном
странствии по глубинам бытия. ("Вот оно, смышилось!" - патетически
возвестил  в камеру корреспондент CNN.) Тут же откуда-то  появился
небольшой  микрофон,  который девушка-референт  поднесла  прямо  к
мышиной  мордочке. Шум в толпе постепенно стих - все с нетерпением
ожидали услышать новую проповедь.
   Подождав,  когда  установится полная тишина, мышонок,  кашлянув
предварительно несколько раз в микрофон, приступил к делу.
   -  Знаете ли вы, друзья, что я хочу вам сейчас сказать?  -  как
опытный проповедник, он начинал свою речь с вопроса.
   -  Не знаем, не знаем! - донеслось из толпы.
   Мышонок  на минуту задумался. Личико его нахмурилось,  по  нему
пробежала  как  бы тень укоризны, - было видно, что  он  старается
подобрать нужный образ. Наконец, он поймал соответствующее моменту
душевное настроение и продолжил:
   -  Несколько   минут   назад,  друзья,  мне   открылась   одна
поразительная истина... Вот эта штука, - он похлопал ладошкой ноги
по  головке  сыра, - внутри состоит из дырок, точнее из  пещер,  в
которых уместился бы не один десяток мышей.
   На  минуту  он  замолчал, и лицо его в  этот  момент  приобрело
особенно глубокомысленное выражение.
   -  Вот  так  и  наша жизнь... - мышонок вздохнул  и  сокрушенно
покачал  головой.  - За всей этим, - он развел  руками  вокруг,  -
скрывается  Пустота. И в этой Пустоте живут мыши: мыши  радости  и
мыши печали.
   Джерри  снова  прервал речь, желая, чтобы до  слушателей  дошел
смысл  рассказанной  им  притчи. Люди уже  давно  привыкли  к  его
аллегорическому языку, и теперь, внимательно вслушиваясь в  каждое
слово, пытались понять, куда же он клонит. Здесь имел значение  не
буквальный   смысл  сказанных  мышонком  слов,  а   то   потаенное
содержание,  которое  он  хотел передать  человечеству.  Время  от
времени на чьем-то лице вдруг вспыхивала блаженная улыбка, и тогда
этот счастливчик уходил просветленным.
   Выдержав   паузу,  мышонок  решил,  наконец,  продолжить   свою
проповедь.  Он  уже  было открыл рот, чтобы  произнести  следующую
фразу, как вдруг случилось нечто совершенно неожиданное. Произошло
то  самое  памятное  и  трагическое событие, которое  долго  потом
вспоминал каждый, кто невольно сделался его очевидцем.
   Сначала здание супермаркета, где происходили эти события, вдруг
мелко   задрожало   все   целиком,  словно   в   городе   началось
землетрясение.  Многим  на  секунду  показалось,  что  где-то  под
мраморными плитами пола, на котором они стояли, действительно  нет
ничего,  кроме  пустоты, и сейчас они все  вместе  -  и  толпа,  и
мышонок  со  своей  охраной, и полки с сыром -  в  эту  пустоту  и
провалятся.  Как  бы подтверждая эту идею, на полу, как  раз  позади
кольца, образованного охраной, проступило несколько пугающего вида
трещин, из которых на мышонка внезапно повеяло замогильным холодом
и,  несколько погодя, выпорхнула стайка летучих мышей. Сразу после
этого прилавок с головкой сыра, на которой стоял мышонок, стал как-
то  странно  приподниматься. Края его расщепились на  лепестки,  и
начали,  сперва медленно, а затем постепенно ускоряясь, загибаться
вверх.  Мышонок неожиданно обнаружил себя как бы в центре зубастой
пасти, челюсти которой смыкались все ближе и ближе к нему...
   Толпа ахнула, миллионы телезрителей, затаив дыхание, приникли к
своим  экранам.  Сам мышонок, попятившись от неожиданности  назад,
бухнулся  кверху  ножками  в ту самую  ямку,  которую  только  что
прогрыз в головке сыра, а девушка-референт, которая одна, пожалуй,
еще  могла  бы его спасти, от ужаса выронила микрофон и застыла  в
оцепенении.  (Полиция  и агенты ФБР потом,  уже  после  похищения,
наверное тысячу раз прокручивали эти кадры в замедленном режиме. И
хотя  еще долго ходили слухи, что девушка была посвящена в заговор
и  из ревности к мышке Джоан нарочно не помогла мышонку, следствие
не обнаружило никаких улик.)
   В  этот  критический  момент  только  охрана,  увлекшись  своим
противоборством  с  толпой и совсем забыв  о  мышонке,  ничего  не
успела  заметить. А может, охранники просто уже привыкли  к  тому,
что  рядом  с  мышонком всегда случаются разные фокусы,  чудеса  и
необычные  происшествия. Позже, когда один  из  охранников,  ближе
всех  стоявший к Джерри, все-таки обернулся назад, помочь  мышонку
было  уже  невозможно - потому что в следующее мгновение лепестки,
на   которые   расщепилась  полка,  вдруг  с  заупокойным   звоном
схлопнулись в металлический бутон...
   Мышонок оказался в ловушке. Тут же откуда-то снизу, с хрустом и
скрежетом, быстро поднялась вторая линия стен, - и скоро там,  где
только   что  находились  обычные  полки  с  товарами,  неожиданно
возникла головная часть огромной межгалактической ракеты, с жирной
буквой  "F", нарисованной на ее макушке противной желтой  краской.
Под рев двигателей ракета приподнялась и, ломая стены и перекрытия
этажей,  двинулась  вверх, раскинув за собой  шлейф  из  удушливых
черных  газов. Скоро от нее оставалась только крошечная  блестящая
точка  высоко в небе, которую можно было разглядеть, лишь  прикрыв
рукою  глаза от солнца. И хотя уже через какую-то минуту  со  всех
космодромов Земли взлетели корабли-перехватчики, догнать ее они не
смогли.
   Данные  косморазведки  показали, что эта  гигантская  мышеловка
направилась  к  Фиерии, столице космических  котов,  -  тех  самых
котов, которыми вот уже сорок лет правил кардинал Том, жестокий  и
коварный диктатор. С этой минуты все помыслы человечества занимала
только одна цель - спасти и возвратить мышонка Джерри.

   Флот  поддержки  был разбит и рассеян, случайно наткнувшись  на
вражескую эскадру, незамеченную разведкой, - но изменить  это  уже
ничего  не могло: пока десант отвлекал на себя главные силы,  люди
капитана  Гранта  проникли  на секретный космодром,  расположенный
рядом с мршанской столицей, и захватили пересыльный корабль.  Там,
в  его  центральном  отсеке,  и находилась  капсула  с  похищенным
мышонком. Дело в том, что узнав о планах землян совершить налет на
их  столицу, точной даты которого они определить не могли,  мршаны
собирались перевезти его из одной подземной тюрьмы в другую, более
надежную.  В  расчете  на эту ошибку врагов и  была  задумана  вся
операция: ведь из подземной тюрьмы достать мышонка было бы намного
труднее.  Людям  волей-неволей пришлось  пойти  на  эту  хитрость,
onrnls  что  столетняя космическая война не дала  преимущества  ни
одной  из сторон. (Впрочем об этом, дружок, ты можешь прочитать  в
учебнике истории.)
   Использовав весь запас энергии, люди Гранта вывели  корабль  на
нужную  траекторию  и  разогнали его до  предельной  гиперсветовой
скорости.  Теперь  догнать  их  не мог  никто,  даже  кибергепарды
новейшей  марки,  и,  как бы ни рвал на себе хвост  кардинал  Том,
через   две   недели  мышонок  Джерри  должен  был   оказаться   в
расположении земного флота. Только один патрульный катер, случайно
оказавшийся прямо по курсу, мог попытаться их перехватить.
   Этот мршанский катер, судя по его маневрам, собирался взять  их
на  абордаж.  Бортовые пушки не работали -  вся  энергия  ушла  на
разгон, так что теперь защитникам корабля предстояла рукопашная. И
хотя  в команде оставалось только двадцать восемь человек,  что  в
предстоящей схватке давало соотношение как минимум трое на одного,
люди  капитана  Гранта  были готовы к такому  обороту  событий:  в
SUPERMAUSE,  особый  отряд  космических мышкетеров,  берут  только
самых проверенных и надежных парней.
   Правда,  огромный грузовой корабль, который они увели,  не  был
рассчитан на оборону столь крошечной командой. Его внутренности во
всех  трех измерениях пересекались множеством широких коридоров  и
туннелей,  а  предсказать место высадки десанта  было  невозможно.
Единственный   разумный  план,  на  котором  в  конце   концов   и
остановился  капитан  Грант, состоял в том,  чтобы  перекрыть  все
девять коридоров, ведущих в центральный зал, где находились органы
управления кораблем и капсула с мышонком Джерри.

   Особенно  много  легенд  о Космических  мышатах  связано  с  их
происхождением. Самой правдоподобной является такая история  (она,
кстати,  включена  в  школьную программу, и  надеюсь  ты,  дружок,
получишь за нее "пятерку" на уроке истории).
   Много  тысячелетий назад на Землю упал космический  корабль  из
другой  галактики  - из галактики, в которой уже наступил  Золотой
Век, обитатели которой, пройдя все стадии развития, сумели достичь
Абсолютного Совершенства. Этот корабль разбился и сгорел,  уцелели
только  мышата. Были они главными пассажирами этого  корабля,  или
просто  случайно  забежали  туда  в  момент  отлета,  -  об   этом
существуют  разные мнения. Некоторые полагают, что  галактика,  из
которой  прилетел корабль, сплошь населена одними только мышатами,
которые   сами   строят  космические  корабли,  развивают   науку,
исследуют  космическое пространство. Другие  считают,  что  мышата
сами  по  себе,  в  отсутствие человека, шимпанзе,  орангутанов  и
других  подобных им низших, гуманоидных форм разума, не  стали  бы
двигать  вперед технический прогресс: их собственные склонности  и
таланты  лежат преимущественно в области философии и эзотерических
наук.  А  некоторых  скептиков и атеистов  модная  нынче  привычка
оригинальничать и издеваться над светлыми чувствами  других  людей
подвигла   на  совершенно  парадоксальную  гипотезу,  которую   мы
приведем  только в качестве курьеза. Они утверждают,  что  мышата,
там,  откуда  они  прилетели,  вообще  не  пользуются  почетом   и
уважением, как у нас на Земле, а просто крутятся у всех под ногами
и  ведут  паразитический образ жизни, словно тараканы или сверчки.
Впрочем, наиболее проницательные умы давно уже заметили,  что  эта
модная  нынче точка зрения только подчеркивает величие той далекой
галактики,  из которой прилетели мышата: потому что  даже  простые
мышата  в этой Галактике Счастья были столь совершенны, что сумели
основать человеческую цивилизацию.
   Всем известно, как началась наша история. Мышата разбрелись  по
Gelke, и там, где каждый из них видел подходящее место для города,
он  взмахивал  хвостиком, и город появлялся прямо из пустоты.  Так
возникли  Рим,  Париж,  Нью-Йорк, Москва и другие  самые  красивые
города  мира.  Каждый  мышонок оставался  в  том  городе,  который
основал, и пока он жил в нем, этот город рос и процветал.  (Видели
бы вы, что сталось с Нью-Йорком после похищения мышонка Джерри!)
   Об  этом  свидетельствуют летописи всех народов и стран,  самые
неоспоримые  исторические документы. Даже  в  Библии  эти  события
получили отражение под видом легенды о вавилонской башне.  Дело  в
том,  что  перед тем как поселиться на Земле окончательно,  мышата
пытались  починить  свой разбитый корабль,  согнав  для  этого  на
работу  туземцев,  пойманных ими в ближайшей округе.  Они-то,  эти
туземцы  -  грубые  дикари,  одетые в  шкуры,  и  приняли  останки
гигантской  космической ракеты за башню или  колонну,  по  которой
мышата  якобы  собираются  "забраться  на  небо".  Однако  уровень
развития техники у людей был тогда столь низок, что ничего из этой
затеи  не вышло. Тогда мышата придумали другой план: они построили
египетские  пирамиды,  каменное  кольцо  Стоунхенджа  и  длиннющую
китайскую  стену, в расчете на то, что их родная  планета  заметит
этот  сигнал  из космоса и придет к ним на помощь.  Но  и  это  не
помогло,  потому  что наша галактика находится в самом  захолустье
космического  пространства, куда приличные  мыши  просто  избегают
заглядывать.
   Бедным  мышатам оставалось только одно: научить людей наукам  и
ремеслам, согнать их с деревьев и вывести из пещер, обучить  счету
и  языку,  в  надежде, что когда-нибудь, через много  тысячелетий,
человеческая  цивилизация разовьется, и мышата наконец  получат  в
свое  распоряжение нужные им для ремонта материалы и  промышленные
мощности. Так они и сделали: разошлись по всей Земле, чтобы  нести
людям  просвещение и прогресс. Постепенно, наблюдая за людьми,  за
их глупостью и легкомыслием, они решили не спешить с отлетом, даже
если  такая возможность им представится: без присмотра,  с  новыми
знаниями и технологиями, люди могли бы натворить много бед, и себе
и  другим  обитателям  космоса. Мышата решили  остаться  на  Земле
подольше,  и  посвятили все свои силы нравственному перевоспитанию
человечества.

   Корабль  вдрогнул  -  это абордажный туннель  пронзил  обшивку.
Через   секунду  где-то  в  дальнем  его  конце  послышался  топот
множества металлических подошв. А еще через секунду капитан Грант,
ожидавший  врагов  у  самого входа в центральный  коридор,  увидел
плюшевого   медведя,   бурого,  или  даже   коричневого,   который
неторопливо  шел  ему  навстречу. Капитан  усмехнулся:  по  правде
сказать, он опасался танков, или чего-то еще похуже, - поединок на
плюшевых  медведях его не пугал, ведь никто во всей  Галактике  не
владеет этим древним искусством лучше, чем космические мышкетеры.
   Медведь  противника был большой и довольно агрессивный на  вид:
за  его  материализацию - оценил капитан -  отвечало  как  минимум
десять  мршанских солдат. Постепенно из пустоты возник и  плюшевый
медведь  капитана Гранта, чуть поменьше ростом и белого  цвета.  И
хотя  в  этом медведе капитану Гранту помогало только два человека
(остальные  бойцы были распределены по другим туннелям,  а  резерв
подоспел  лишь через несколько минут), он был не на  много  слабее
вражеского:  как  написано в древних книгах, чистота  намерений  и
твердость  воли  играют  в  этом поединке  не  меньшую  роль,  чем
количественное превосходство.
   Первым нарушил молчание белый медведь.
   -  Ну,  здравствуй, коричневая какашка. И чего  это  ты  прилез
сюда?
   -  Ковори, ковори, - отвечал ему коричневый с сильным мршанским
акцентом. - Сейчас я есть сделай тебе немношко больно.
   Ритуал приветствия - необходимая часть поединка - был на  этом,
в общем-то, окончен.
   Совершив ритуальный поклон, медведи вступили в схватку. Пустоту
коридоров  постепенно заполнили приглушенные звуки  ударов  одного
плюшевого тела о другое.
   Напряжение  нарастало: через десять минут было  уже  совершенно
ясно,  что  коричневый  медведь  берет  верх;  белый,  обороняясь,
постепенно отступал. Капитан Грант достиг уже предела концентрации
внимания,  даже последнее средство - амулет с изображением  Санта-
Клауса,  который  он  сжимал в левой руке,  не  могло  уже  ничего
изменить...
   И  тут  краем  глаза  капитан заметил, что  мршанские  солдаты,
чересчур увлекшись сражением, совершенно позабыли об осторожности.
Один  из  них  почти  целиком высунулся из-за угла  коридора:  по-
видимому,  он  стремился держаться ближе к медведю, чтобы  нервная
энергия  перетекала в него более эффективно. В голове  у  капитана
сразу  же  возник спасительный план. Улучив подходящий момент,  он
выхватил бластер и, почти не целясь, выстрелил этому наглецу прямо
в кончик хвоста.
   - O-o-o, mein Cott! - этот душераздирающий визг (и еще больше -
последовавший за ним поток ругательств) резко нарушил концентрацию
внимания у мршанских солдат, - часть из них, испуганно озираясь по
сторонам,  вообще на какое-то мгновение оставила  бурого  медведя.
Этим  сразу  же  воспользовался белый: двумя  мощными  ударами  он
размазал  его по стенке. Грузное и грозное еще минуту  назад  тело
превратилось  теперь  в какое-то подобие спущенного  волейбольного
мячика,  и, словно блин со сковородки, медленно сползало  на  пол.
Тут  же, вместе с коричневым медведем, замертво рухнуло на  пол  и
несколько  солдат  противника, которые до конца были  вовлечены  в
него и не успели вовремя отключиться.
   Белый медведь, выполнив свою миссию, издевательски поклонился в
сторону  врагов, помахал на прощанье рукой капитану ("Ну, капитан,
ни мыши вам, ни хвостика!" - ощутил он его телепатический импульс)
и,  подлетев  к  потолку наподобие воздушного шарика,  неторопливо
растворился в воздухе.
   Сразу   же   поднялась  стрельба.  Синие  трассы  бластеров   и
прерывистые   оранжевые   лучики   лазерных   пулеметов,    весело
посвистывая,  прочертили  полумрак корабля.  В  ту  же  минуту  из
туннеля   влетело   и  несколько  гранат.  Это   были   особенные,
самонаводящиеся   гранаты:   влетев,   они   стали   оглядываться,
разыскивая место, где бы поудобнее взорваться.
   Реакция  у капитана сработала мгновенно: он выхватил из кармана
баллончик  с  репеллентом  и направил  в  сторону  летучих  гостей
ядовито-зеленую струю брызг и газа. Почувствовав неприятный запах,
самая  главная  и  толстая граната, наморщив  от  отвращения  свой
мягкий пластиковый нос, утыканный небольшими проволочными усиками,
бросилась  обратно в туннель. За ней, чуть погодя,  последовали  и
остальные.  Замешкалась  только одна,  больше  всех  наглотавшаяся
газа:  сделав  несколько  фигур высшего  пилотажа,  она  пару  раз
глотнула ртом воздух и, обернувшись вокруг своей оси, круто  вошла
в штопор.
   -  Ложись! - скомандовал капитан, мгновенно оценив ситуацию.
   Повторять команду не было надобности: мышкетеры быстро  вжались
в  укрытия,  образованные  выступом стены  и  огромными  коробками
трансформаторов, стоявшими прямо напротив входа в туннель.
   Прогремел взрыв, со звоном посыпалась зеркальная оболочка стен,
и   в   тот  же  момент  где-то  совсем  рядом  зазвенели  о   пол
металлические подошвы.
   -  Огонь,  мышь  вашу!... - по старой военной  привычке,  Грант
добавил  к  этой  команде  несколько мршанских  ругательств  (этим
ругательствам земляне обучились как-то сами собой, подслушав их во
время многочисленных схваток с врагом).
   Солдаты,  залегшие  было  в укрытие, вскочили  и  начали  бойко
палить   из  всех  видов  оружия.  Этот  огненный  шквал  заставил
атакующих    отступить,   оставив   на   искореженном    осколками
никелерованном полу, рядом с коричневым трупом плюшевого  медведя,
еще  несколько  изуродованных тел. И хотя  после  этого  вражеский
огонь  не прекратился, и даже усилился, так что нельзя было ни  на
секунду  высунуться  из-за угла, - капитан  был  теперь  абсолютно
спокоен.  Крайнее  напряжение воли, в  котором  он  находился  еще
минуту  назад, отпустило его: дело сделано, поединок  на  плюшевых
медведях мршанами был проигран - это не могло не ослабить их  волю
к победе. Связавшись с соседними узлами обороны, он стал выяснять,
куда сейчас нужно перекинуть подкрепления.

   Больше  всего  историй посвящено, конечно, мышонку  Джерри.  По
одной  из  них,  мышонок Джерри когда-то очень давно,  тысячу  лет
назад,  был  человеком. Рассказывают, что как-то ночью,  играя  на
железной   флейте,  он  вдруг  задумался  о  смысле  человеческого
существования,  и,  вылепив  из пластилина  двести  тридцать  пять
розовых  мышат  (которые до сих пор хранятся в музее  его  имени),
бросил  все и ушел в монастырь. Триста лет подряд он изучал  дзэн-
буддизм, и под конец достиг такого совершенства, что превратился в
ребенка.   Но   и   на   этом   он   не   остановился:   продолжая
совершенствоваться,  он  сначала  превратился  в  щенка,  потом  в
котенка, и наконец - в мышонка. Облик мышонка он не менял вот  уже
пятьсот  лет:  по всей видимости, этот облик обладает законченным,
абсолютным совершенством. Существовал, правда, один апокрифический
текст,  авторство  которого приписывалось самому  мышонку,  еще  в
бытность   его   человеком.   В  этом  тексте   конечной   стадией
совершенства называлось состояние цыпленка, мышонок -  это  только
предварительная  ступень,  так  что  когда-нибудь,  со   временем,
мышонок   Джерри   и  все  остальные  Космические   мышата   могут
превратиться в цыплят.
   Теологи  видели все иначе. По их мнению, происхождение  мышонка
Джерри   исследовать  бесполезно:  потому  что  именно  он  создал
Вселенную.  До этого момента не существовало ничего, кроме  самого
мышонка.  Не  существовало даже времени и пространства.  В  Библии
прямо  так  и  написано: "В начале был мышонок,  и  звали  мышонка
Джерри, и Джерри тот был мышонком." Даже остальные мышата - только
эманация этого идеального первомышонка. Впрочем, в истоке  времен,
возможно,  не было и самого мышонка - в том виде, в каком  мы  его
привыкли  узнавать:  существовало только Бесконечное  Совершенство
мышонка  Джерри.  Это  Совершенство - единственная  вещь,  которая
существует  в нашем мире на самом деле, все остальное  -  мираж  и
иллюзия.  Эмпирический  облик мышонка это Совершенство  принимает,
когда предстает перед нашими несовершенными органами чувств.
   Мир  появился  так. Сначала мышонок Джерри проголодался.  И  он
сказал:  "Да будет сыр!" - И сыр появился из ничего. Тогда мышонок
Джерри попробовал сыр, и восклинул: "Вкусно!" И отделил он сыр  от
первобытного хаоса. И назвал он сыр сыром, а всему остальному, что
сыром  не является, дал он имя "Вселенная". Потом ему стало скучно
кушать  этот сыр одному, и сотворил он по образу и подобию  своему
сначала  свою  подружку,  белую мышку  Джоан,  а  потом,  взмахнув
хвостиком, и остальных Космических мышат. Всего их было 64 - число
законченное и совершенное. Половина из них - мальчики, половина  -
девочки.  Самой  красивой девочкой, по общему мнению,  была  мышка
Маша,  которая  жила в Москве: шерстка у нее была  восхитительного
нежно-розового  цвета.  Ходили  сплетни,  что  остальные   мышата-
мальчики  очень завидуют мышонку Питеру, который был ее  другом  и
жил чуть севернее.
   Наш мир есть коллективное сновидение этих мышат. Давно уже было
замечено, что в любой момент времени по крайней мере один из мышат
спит.  Если  все  мышата проснутся одновременно  -  мир  исчезнет.
(Такую  цель - разбудить всех мышат одновременно - поставила  себе
опасная  секта  пробуддистов. К счастью, это  им  до  сих  пор  не
удалось.)
   Конечно,  наибольшее значение для Вселенной имеет  сон  мышонка
Джерри.  Когда мышонок Джерри спал, мир и покой царили  на  Земле:
брокеры уходили с фондовой биржи, потому что курсы всех акций  все
равно  застывали как замороженные; мамы не боялись, что  их  дети,
гоняя  мяч, попадут под машину; преступники, одевая друг на  друга
наручники, сами приходили сдаваться в полицию. Не меньшее значение
имело  и  его  бодрствование.  Когда  он  исследовал  сыр,  упорно
пробираясь в самую середину головки, на ученых нисходили открытия,
на  поэтов  - вдохновение, а любой двоечник мог выйти  к  доске  и
получить  пятерку. А когда мышонок встречался со  своей  подружкой
Джоан - в этот момент на Земле заключались самые счастливые браки.
На  фронтах прекращалась стрельба, дипломаты спешили на переговоры
и  все  войны заканчивались миром и дружбой. А однажды в  зоопарке
последняя в мире клетчатая зебра, которой не было пары, и  которую
ученые  тщетно  пытались  размножить  искусственным  путем,  вдруг
родила пятерых клетчатых жеребят.
   С  тех пор как мышонка Джерри похитили, а мышка Джоан все время
плачет, запершись в одной из комнаток своего бостонского дворца, у
людей  появилась масса проблем. От любви они только  страдают,  не
могут  найти Своего Единственного, а если и найдут случайно  -  им
трудно  понять друг друга. Ученые и поэты тщетно стучатся головами
о  стену - вдохновение не приходит. Двойки на уроках получают даже
отличники.   Кругом  идет  война,  никто  не  хочет  мириться,   а
землетрясения и цунами случаются чуть ли не каждый день.  Курс  на
Нью-Йоркской бирже скачет то вверх, то вниз, и каждую неделю кого-
нибудь из брокеров отвозят в сумасшедший дом.

   Внезапно  стрельба утихла. "Хорошо бы сейчас  обойти  все  узлы
обороны,"  - подумал капитан, но тут же решил отказаться  от  этой
затеи.  Нужно было экономить силы, - у него и так кружилась голова
от  усталости и голода. Последние десять дней есть им было нечего,
-  запас  продуктов  кончился уже на  второй  день  после  захвата
корабля. Никто ведь не думал, что десантная эскадра будет  разбита
и  путь  к  Земле  им  придется проделать в  одиночестве.  Им  еще
повезло, что на корабле оказался резервный запас воздуха и воды.
   Грант  напряженно  вслушивался  в  тишину:  "Что  они  там  еще
задумали?"  Сколько  он  ни  вслушивался,  вот  уже  час   никакой
подозрительной  суеты уловить не мог. Тихо было  и  других  точках
корабля  (с  ними он поддерживал непрерывную связь  по  рации).  В
голове  у  капитана слегка шумело, время от времени перед  глазами
пробегали какие-то странные мысли и образы, появлялись картинки из
детства, которое он провел в Сан-Франциско. Глаза почему-то  вдруг
как-то  сами  собой оказывались закрытыми, и тогда  капитану,  изо
всех сил напрягая волю, приходилось снова их открывать. "Как бы не
заснуть от усталости, - этот чертов поединок съел последние силы,"
- подумал он, все еще пытаясь бороться со сном.
   Однажды в окрестностях Сан-Франциско объявилась кошка. Видел ли
кто-то  ее на самом деле, или все это были досужие домыслы, только
нормальная жизнь города прекратилась на несколько недель. Кажется,
никогда   еще   проявления  народной  любви   к   мышонку   Микки,
Космическому  мышонку этого города, не достигали  таких  размеров.
Штат  охраны  мышонка  был увеличен в три  раза,  охрану  снабдили
отборными,   вышколенными  овчарками.  (Мэрия  на  этот   раз   не
поскупилась  на  расходы.)  Мышонку выделили  новый  бронированный
лимузин, с крошечной кабинкой внутри, как раз по размерам мышонка.
   Надо вам сказать, что Микки, к некоторому огорчению ортодоксов,
был  не  такой глупый, как другие мышата Америки. Он  умел  водить
автомобиль,  пользоваться  кредитной  карточкой,  регулярно  читал
газеты  и  приходил на выборы. Его актерские способности позволяли
ему  сниматься в рекламных роликах и детских сериалах, а  огромное
состояние,  заработанное  на  этом, он  щедро  тратил  на  детские
праздники и карнавалы. В политических партиях Микки не состоял, но
голосовал всегда за республиканцев.
   Все  эти  три  недели, пока длился переполох  с  кошкой,  улицы
города  по  ночам  патрулировали добровольные отряды,  вооруженные
бластерами  и лазерными пушками - чтобы уничтожить чудовище  сразу
же, как только его обнаружат. Джерри хорошо запомнил эти дни, хотя
был  еще  совсем  маленьким.  Отец тогда,  несколько  дней  кряду,
приходил  домой  только под утро, усталый и озабоченный.  В  небе,
особенно  над окраинами, непрерывно кружили вертолеты, то  и  дело
зависая над какой-нибудь подозрительной мусорной кучей, а иногда и
выстреливая   туда   пару-тройку  ракет,  оставлявших   за   собой
причудливо  переплетавшиеся ветром ниточки дымных  следов.  Каждый
день  устраивались  стихийные манифестации,  и  в  детской  памяти
прочно  отпечатались эти красные транспаранты с надписями  "Микки,
мы с тобой!", "Микки, мы рядом!", "Фиерийских агентов - к стенке!"
И  только  сам  мышонок, казалось, не проявлял никакого  страха  и
беспокойства.  С  философским безразличием он взирал  на  все  эти
меры, которые принимались народом для его безопасности. Долго  еще
потом смелость и мужество мышонка Микки во время этих событий были
темой школьных сочинений.

   Из состояния полудремы капитана вывел один очень странный звук:
чуть  слышный  скрежет, как будто бы по коридору  ползло  какое-то
металлическое  насекомое. Капитан машинально вынул гранату  и,  не
глядя,  бросил ее в коридор. Однако через несколько секунд,  когда
стих  шум от взрыва и осыпающих осколков, он снова услышал тот  же
звук. Мрачное подозрение зародилось в его душе. Выглядывать он  не
хотел,  чтобы не попасть под обстрел, - вместо этого  он  подобрал
продолговатый  осколок  зеркала,  которые  во  множестве  валялись
вокруг,  и  осторожно выставил его из-за угла.  И  хотя  в  то  же
мгновение  осколок  разлетелся  вдребезги,  -  мршанам  очень   не
хотелось,  чтобы  он что-то увидел, - за эту долю секунды  капитан
все-таки успел разглядеть, в чем дело. Его опасения подтвердились:
по коридору медленно ползли танки. Сразу шесть штук...
   На   вид   этот  танк  совсем  как  игрушка:  обычный   детский
радиоуправляемый  танк,  только  сделан  не  из  пластика,  а   из
сверхпрочного  нейтрониума, который не брали ни гранаты,  ни  лучи
бластера.  Совсем не игрушечной была и его лазерная пушка.  Мршаны
используют  эти  танки против крыс, запуская их в  канализационные
туннели, где этих крыс обычно полным-полно. Иногда их применяют  и
в уличных боях. Для борьбы с ними крысы придумали "щелкунчик": это
такая  небольшая  металлическая  зверушка,  немного   похожая   на
черпашку-ниндзя  из  мультика, которая быстро-быстро  подбегает  к
танку и откусывает его лазерный нос.
   Такой   черепашки  на  борту  не  было.  Капитан  вопросительно
посмотрел  на Джека, одного из двоих солдат, что защищали  туннель
вместе с ним. Джек несколько лет служил зеленым беретом на Клоаке,
планете  крыс, где идет вечная война с котами, - там  он  научился
бороться  со всякими мршанскими штучками. По взляду капитана  Джек
сразу догадался, в чем дело.
   - Танки, Джек...
   - Сколько?
   - Шесть штук. Если не больше.
   - Ничего, кэп, мы их так, голыми руками, - тихо произнес он. -
Всего-то  и  выходит  по  две  штуки  на  брата,  клянусь  мышиным
хвостиком.
   Он  стал  справа  от  входа в туннель и  прислонился  к  стене,
выражая своим видом крайнее напряжение и сосредоточенность.  ("Ну,
мышь  с тобой, парень" - мысленно благословил его капитан.) В  тот
момент,   когда  первый  танк  выполз  из  туннеля  и  уже   начал
поворачивать  башню, Джек, резко выбросив руку вниз и  в  сторону,
стремительным  и  точным движением ухватил  его  прямо  за  ствол.
("Смышленый  парень!" - поразился капитан его  ловкости.)  Пытаясь
вращать  башню, танк беспомощно задергался в его руках. В потолок,
один за другим, ударяли заряды бесполезной теперь лазерной пушки.
   - Наушники, быстро! Нужно сорвать ему башню! - закричал Джек.
   Дик,  второй  солдат,  быстро подал  ему  наушники  от  плэера,
который болтался у него на шее.
   - Что поставить? - спросил он Джека.
   - Марка "С", - ответил Джек, разглядывая днище машины,  -  эти
больше всего не любят габбер.
   Габбер  - это музыка, которую придумали кибермонстры с  планеты
Дипхоул. Отыскав в карманах нужную кассету, Дик торопливо  вставил
ее  в  плэйер  и  довел силу звука в наушниках до  ста  пятидесяти
децибел.  - Ствол у танка тут же поник, а через секунду с  хрустом
отвалилась и башня. Капитан невольно посочувствовал бедной машине:
у него и самого от этой музыки всегда начинали болеть зубы.
   Следующие  два танка шли рядом, тесно прижавшись друг  к  другу
своими  нейтрониевыми боками. Они были уже совсем близко, и  чтобы
увидеть эту пару, можно было не высовываться из-за угла.
   -  Ну  что, капитан, у вас получится? - вопросительно посмотрел
на него Джек.
   Грант  отрицательно покачал головой: после недельного голодания
он уже не полагался на свою реакцию.
   -  Ладно,  мальчика  я  и так возьму, а  на  девочку  вы  каску
набросьте.  Она-то, дурочка, конечно ее прострелит, но прицелиться
не сможет.
   Поймав недоумевающий взгляд капитана, Джек пояснил:
   -  Девочка - это тот, у которого ствол покороче.
   Капитан  снял  с головы пластиковую каску. В тот момент,  когда
Джек  схватил  правый  танк, он торопливо набросил  эту  каску  на
левый.  "Великовато  тебе, дружок," - подумалось  ему.  Пока  Джек
возился  со  своим танком, танк под каской, продолжая  по  инерции
ехать  вперед  и  бешено  вращая башней, в истерике  палил  наугад
вправо  и  влево. К счастью, он никого не задел, и  через  минуту,
после непродолжительной возни, с ним тоже было покончено.
   Следующие  два танка разделили ту же участь, хотя справиться  с
ними  было несколько труднее. Каску на левый танк капитан с  Диком
набросили  только со второй попытки: мешал слишком длинный  ствол,
ведь парочка состояла на этот раз почему-то из двух мальчиков.
   Самый  последний, шестой танк, перед входом в туннель на минуту
остановился, как бы раздумывая, не вернуться ли ему  назад.  Но  в
конце  концов  эти нравственные раздумья завершились положительно:
долг  перевесил в нем инстинкт самосохранения, и он  тоже,  очертя
башню,  двинулся  навстречу подвигам.  С  ним-то  и  произошла  та
трагическая случайность, которая лишила команду мышкетеров  самого
достойного бойца.
   - Кот тебя подери! - выругался Джек, когда танк уже трепыхался
в  его  руках.-  Лента  порвалась. Найди  там  другую  кассету,  -
обратился он к Дику.
   - Габбера больше нет.
   - А хардкор? Хорошо бы пожестче.
   Дик порылся в карманах.
   - И хардкора нет.
   - Ну  так  дай  хоть  что-нибудь, мышь  тебе  в  мышеловку!  -
выругался он по-мршански. - Рука затекла его держать.
   - Есть тут гоа-транс с планеты Чилаут.
   - Попробуем. Только сделай погромче.
   Первые  несколько секунд гоа-транс, казалось, не производил  на
танк никакого впечатления. Но потом с ним стало происходить что-то
странное:  он закрыл фары, постепенно сделался каким-то  мягким  и
прозрачным,  совсем потерял вес и плотность. Пальцы Джека  сжимали
теперь  только пустой воздух. Выскользнув из его рук,  танк  начал
медленно  подниматься  к  потолку:  казалось,  вот-вот  он  совсем
растворится в воздухе. Но к несчастью, в эту секунду с него  вдруг
соскользнули  наушники  -  мгновенно  он  приобрел  свою   прежнюю
плотность  и тут же звучно бухнулся на пол. В следующее  мгновение
очередь  из  лазерной пушки прошила грудь Джека  сразу  в  четырех
местах.
   Времени на размышление не было. Осознав, что разозленная машина
стоит к нему спиной, капитан кинулся на нее и, схватив одной рукой
за ствол, навалился сверху своим мускулистым телом.
   - Снимай куртку! - Закричал он Дику. - Я понял, что с ней  надо
делать...
   Не  отпуская  ствол,  он плотно, со всех сторон,  прикрыл  танк
курткой,  - теперь ему некуда было деться, каким бы мягким  он  не
сделался от музыки.
   - Теперь давай наушники.
   Через  минуту  танк  исчез  без  следа.  Покончив  с  ним,  они
бросились к Джеку.
   - Держись, Джек... - капитан полез за перевязочночным пакетом.
   - Поздно... я умираю, капитан... - с трудом выговаривал Джек, и
по его лбу катились крупные капли холодного пота.
   - Все обойдется, держись!
   - Я умираю... но зато мышонок Джерри... мышонок Джерри... - тут
он умолк, и его лицо навсегда застыло в последней улыбке.

   На  ломаном  английском заупокойно дребезжал  чей-то  противный
голос.
   "Эй!   Земной   челофек,   ставайс...  Мршанский   комантофаний
карантирт  фам  жизнь и безопаснойст... Мршаны не  фоевайт  протиф
земной челофек. Мршаны фоевайт против крыс и мышей..."
   "Подонки!"  -  прохрипел капитан и выпустил в темноту  коридора
длинную оранжевую очередь.
   "Это  есть  фысокий  миссия  мршанский  нарот  -  устанофийт  в
Калактика нофый поряток, без крыс и мышей."
   Капитан  еще  раз  выстрелил в точку, откуда  по  его  расчетам
доносился голос. Все это была гнусная пропаганда, рассчитанная  на
идиотов,  - даже маленькому ребенку было ясно, что мршаны похитили
мышонка Джерри вовсе не для того, чтобы казнить или слопать. (Хотя
в воспитательных целях пропаганда землян широко использовала такую
идею;  в сознание капитана с самого раннего детства врезалась  эта
картинка:  жестокий,  толстый  кардинал  Том  заносит  вилку   над
мышонком  Джерри,  который  лежит у  него  на  тарелке,  скованный
леденцовыми цепями и опутанный вермишелевыми веревками.) И ведь не
съели  же  они  его сразу, а посадили в благоустроенную  тюрьму  и
берегли  там  как  зеницу ока. Истина заключалась  в  том,  что  с
помощью  мышонка Джерри они надеялись остановить у себя  инфляцию,
поправить    экономику,    разрушенную   административно-командной
системой,  увеличить  численность населения, которая  упала  из-за
многочисленных  революций  и гражданских  войн.  И  действительно,
теперь,  через  сто двадцать лет, Фиерия превратилась  в  цветущий
сад:   экономика   процветает,  небывалый  демографический   взрыв
наводнил  котами всю Галактику, войн и переворотов  нет  уже  и  в
помине.
   Голос продолжал агитацию.
   "Каждый зольдат получайт еда, шенчина, вотка, и мноко деньги...
Фсе возвращайтс томой целый и сдорофый..."
   Это было, конечно, тоже враньем.
   -  Мышь вашу так-разэтак... - выругался капитан по-мршански: он
отлично  знал, что пленных мршаны отправляют в застенки  Мурра,  -
так называлась их тайная полиция.
   Сзади  послышался  звон  металлических  подошв.  Капитан  резко
обернулся  -  это был Пол Радклиф, который руководил  обороной  на
противоположном конце корабля.
   Грант вопросительно посмотрел на него:
   -  Там у вас спокойно?
   -  Все  тихо.  Послушайте,  капитан,  кажется  они  собираются
смыться.  Они растеряли половину котов в этих атаках.  Сейчас  они
еще часок-другой поуговаривают, а потом откатят на своем катере.
   Пол  слегка  пошатывался  и  был как-то  необычно  возбужден  и
взволнован. Причину этого волнения капитан понимал не вполне.
   -  Что ж, значит мы выстояли, Пол.
   -  Капитан!  Мы же околеем от голода за эти две недели.  И  две
недели  -  это в случае, если вот этот наш гроб, - он  с  чувством
пнул  ногой  переборку  трофейного корабля,  -  вообще  собираются
выловить.  А  потом  кончится воздух, и, гремучая  мышь...  -  Пол
отпустил еще пару забористых мршанских ругательств. - Но мы  можем
еще  спастись. Сейчас все коты рассыпаны по коридорам, катер никто
не  охраняет. Если быстро собраться всем и рвануть напрямик  -  мы
захватим катер и оставим их здесь подыхать на этом гробу.
   Капитан  Грант  посмотрел ему в глаза  и  отрицательно  покачал
головой.
   - Конечно, - продолжал убеждать его Пол, - я понимаю, прорвутся
не все, но так у нас есть хоть какой-то шанс.
   - Нет, Пол, дело не в этом. Мы не сможем унести с собой Джерри.
   Действительно,  анабиозная камера, защищавшая мышонка  от  всех
вредных  воздействий космоса, весила несколь тонн и была  намертво
вварена  в  корпус корабля. Попытаться вскрыть ее  здесь  и  прямо
сейчас - это слишком большой риск.
   - Мы же подохнем от голода, капитан! Или, может быть, ты ждешь,
что  он, как написано в Библии, накормит нас пятью хлебами? А? Или
пустит с неба манну небесную? - Пол злобно расхохотался.
   Когда-то  в  глубокой древности, когда Нью-Йорк осадили  войска
Чингисхана, мышонок Джерри, который был тогда еще только котенком,
накормил весь огромный город пятью кусочками хлеба, оставшимися на
складе. А потом над всей голодающей Америкой три года шел снег  из
манной каши. Но сейчас капитан Грант, конечно, не надеялся на  эти
библейские чудеса.
   - Да побойся Мышей, Пол! Если нужно будет, каждый из нас сожрет
свою собственую правую руку - только бы доставить Джерри на Землю,
-  спокойно  ответил капитан, стараясь сдерживать раздражение.  Он
подумал,  что наверное это голод и усталость так подействовали  на
рассудок Пола.
   - Да  зачем  тебе  нужна  эта противная  крыса!  -  неожиданно
взорвался  Пол.  -  Сто  двадцать лет мы сражаемся  и  умираем  за
тридцать  грамм  мышатины, - какого черта, ответь мне?  Пусть  эти
проклятые коты сожрут хоть всех мышей во вселенной - кому от этого
станет хуже?
   От  этих чудовищных и преступных слов у капитана Гранта чуть не
помутилось сознание. Раньше он считал Пола порядочным человеком.
   - Подонок! - заревел он. - Дезертир!  Ты предал мышонка Джерри!
Ты предал человечество!...
   Повинуясь  внезапному импульсу, он выхватил  бластер,  и  через
какую-то  долю  секунды от Пола осталась только  груда  дымящегося
мяса.  "А вот и жаркое поспело," - шевельнулась у капитана  мысль.
Как  истинный  шотландец, он не терял чувство юмора даже  в  такую
минуту.

   Через    полчаса   мршанский   катер   действительно   отчалил,
предоставив команду капитана Гранта ее собственной участи.  В  эти
две  недели  томительного ожидания, когда большая часть  людей  от
недоедания слегла, капитан Грант поддерживал бодрость духа  только
мыслями  о  мышонке Джерри. Размышления о мышах вообще были  самым
действенным  средством  трансцендентной  медитации.  Древний  поэт
написал об этом так.

          Подумай о мышах,
          Их жребий неземной
          Наполнит душу пусть благоговеньем, -
          И свыше одарен ты будешь вдохновеньем,
          И голос неба зазвенит в ушах.

   Капитану  Гранту  медитировать было просто:  самый  великий  из
мышат,  мышонок  Джерри  находился рядом с ним:  его  божественную
персону он мог созерцать прямо через монитор анабиозной камеры.  И
этим  нежданным  даром  небес он, капитан Грант,  пользовался  так
часто,   что   порой  ему  было  даже  совестно  за   свою   столь
незаслуженную  близость  к этому полюсу вселенского  совершенства.
Долгими  часами, свободными от вахты, - а вахту теперь  несли  все
оставшиеся на ногах члены команды, независимо от звания и ранга, -
он, затаив дыхание, все смотрел и смотрел на монитор.
   В  центре  капсулы, в искусственном гравитационном  поле,  была
подвешена  кроватка с мышонком. Тут же рядом,  на  всякий  случай,
висел   и  крошечный  ночной  горшочек.  Иногда  мышонок  тихонько
посапывал и потягивался во сне. "Что ему снится сейчас?"  -  думал
тогда  капитан  Грант.  - "Быть может, наша  Земля..."  Иногда  он
смешно морщил мордочку, как будто обнюхивал что-то вкусненькое.  А
однажды  -  капитан  Грант до конца своих дней не  мог  равнодушно
вспоминать   этот   эпизод,  -  однажды,   когда   капитан   через
переговорное  устройство прочитал ему телеграмму  от  мышки  Джоан
(она  уже  узнала о его освобождении), мышонок блаженно улыбнулся,
перевернулся  в  своей  кроватке  на  другой  бочок  и,   тихонько
пробормотав  что-то  сквозь сон, натянул свое зеленое  одеялко  на
самые ушки...
   Имя свое капитан Джерри Грант получил в честь мышонка Джерри. В
детстве, как и все мальчики Земли, он дал обет, что посвятит  свою
жизнь  делу спасения этого мышонка. И как многие из этих мышебрят,
он  не  раз видел в своих мечтах, как однажды, с бластером в руке,
он  разобьет  стены темницы, и мышонок Джерри, которого  тогда  он
представлял   себе  почему-то  в  военной  форме,   с   маленькими
генеральскими погонами и крошечным бластером на боку, - и  мышонок
Джерри в благодарность пожмет ему руку, как мужчина мужчине.
   Сейчас,  когда  капитан смотрел на настоящего  мышонка  Джерри,
совсем  не похожего на того грозного (хоть и маленького) генерала,
которым  он,  начитавшись комиксов и насмотревшись приключенческих
сериалов, считал его в детстве, эти детские воспоминания почему-то
снова  и  снова  приходили к нему в душу и вызывали  на  его  лице
светлую ностальгическую улыбку. Мысль о том, что он, Джерри Грант,
охраняет мирный сон мышонка Джерри - того самого мышонка Джерри, о
встрече  с которым он мечтал все свое детство, которого он  тысячу
раз  видел в кино, которому были посвящены его неуклюжие,  смешные
рисунки,  когда он был еще совсем малышом, и его стихи, когда  он,
чуть  повзрослев, сочинял стихи для своей подружки,  -  эта  мысль
наполняла  его сердце таким умилением и восторгом, что он  не  мог
уже  больше  сдерживаться,  и по его небритой  щеке  текли  скупые
мужские слезы.

                                                          май 1997
 

версия 7.2 (п.и. 3.10.97)

 
 
 
ГлавнаяSpace Mice ProjectМеждународный Орден Почетных МышатИстории про мышатГостевые книгиМышиные страницы в Интернет All rights reserved.
© baby-mouse Skr
© Serge Kornev
© Space Mice
© I. M. F.
© Serjio IceAxe

Пишите нам!