Все об уходе за младенцем

Сергей Корнев

ВИРТУАЛЬНАЯ МЫШЕЛОВКА
страшная история про мышонка, который сошел с ума

Серия 2. Империя наносит ответный удар

 
- Не смотри на меня, пока я не причесанная, - сказала утром Наташа, заметив, что он проснулся.
Сергей снова закрыл глаза и растворился в остатках сна.
Червяки все расползались и расползались. Пока Сергей читал help, они совсем заползли за край видимого на мониторе участка карты.
- Черт возьми, и где их теперь искать?
На самом деле это были не червяки, а огромные мышезавры. Это просто на экране они были маленькие и похожие на червяков. Наугад пощелкав мышкой по карте, он так и не смог найти разбежавшихся ящеров и понял, что в эту игру придется играть изнутри, перейдя в виртуальное пространство.
- Ты что, спишь еще? - легонько толкнула его Наташа. - Или заигрался совсем?
Сергей открыл глаза. На ночь, как обычно, он подключал сознание к игровой приставке, чтобы зря не терять время и играть прямо во сне. Вчера перед сном он как раз инсталлировал новую игру, под названием "Эволюция". И потом всю ночь носился на вертолете над океанами и континентами и перегонял с одного конца планеты на другой стаи, стада и целые стадионы разнообразных животных.
Он снова закрыл глаза, пытаясь вспомнить события прошедшей ночи. В дремотном полусне перед ним вереницами проносились огромные мышезавры, крылатые мышедактили, ужасные мышероги, мышмонты с большущими волосатыми ушами и разные другие доисторические чудовища.
Все началось с того, что на сушу выползла рыба-мышь. А выползла она вот почему. Однажды на Землю выпал метеоритный дождь и все континенты и моря засыпало окаменевшими головками сыра, которые прилетели из космоса. Те головки сыра, которые попали в воду, тут же были съедены разными морскими и речными животными. А, те которые упали на сушу, так и остались лежать, потому что суша тогда была пустынной и необитаемой и все звери жили под водой. Маленьким рыбам-мышкам очень хотелось добраться до сыра, который лежал на суше, поэтому они начали выползать из воды. Они выползали на берег, опираясь на плавники, как на лапы, хватали головку сыра и спешили обратно в воду. Вначале им нужно было только совсем чуть-чуть выныривать из воды, потому что сыр лежал у самого берега. Но потом, когда этот сыр кончился, им приходилось отползать от воды все дальше и дальше, иногда - за много километров. А возвращаться обратно в воду было лень, поэтому эволюция постепенно приспособила их к сухопутному образу жизни. От этих привыкших жить на суше рыбок-мышей и произошли все остальные сухопутные животные, кроме насекомых и червяков.
С этого начиналась игра "Эволюция". Каждый игрок получал по стае сухопутных рыб и должен был управлять их дальнейшим развитием. Выигрывал тот, кто, пройдя через все перипетии эволюции, первым выводил разумное существо. Противниками Сергея в этой игре были Дарвин, Мичурин и разные другие великие биологи прошлого, а также несколько других мышат, связанных через Сеть.
Самыми серьезными противниками были, конечно, Дарвин и Мичурин. С Дарвиным в этот раз он справился на удивление легко. Пока тот выращивал обезьян, собираясь превратить их в человека, Сергей у себя на континенте развел огромные полчища прожорливых мышезавров и, когда континенты сблизились, выпустил все это стадо к Дарвину. Мышезавры тут же сожрали все бананы и обезьяны Дарвина умерли с голоду, так и не успев превратиться в человека.
Но пока Сергей боролся с Дарвиным, он совсем забыл о Мичурине. А Мичурин был особенно опасным противником, потому что с помощью чудесного порошка умел превращать своих зверей во все что угодно. И вот, разделавшись с дарвиновскими обезьянами, Сергей внезапно обнаружил у себя в тылу огромное стадо сибирских мышмонтов, каждый - размером с целую гору, которые своими тяжелыми лапами вытаптывали его мышей. Он конечно не растерялся и тут же вырастил особую породу мышезавров, которые стали охотиться на мышмонтов, набрасываясь на них целой стаей. Но мышмонты вдруг замахали своими ушами, как крыльями, стали маленькими-маленькими и превратились в полчище кусачих мушек, пчел и ос. Эти пчелы так закусали мышезавров, что те попрыгали в воду и утонули. Тогда Сергей изобрел мышедактилей, проворных летучих мышей, которые стали ловить этих мух и пчел. Но Мичурин тут же превратил своих пчел в пчелотигров, которые были полосатые и совсем похожи на пчел, только размером с тигра. Пчелотигры тут же переловили всех мышедактилей. Господство в воздухе было утеряно, и Сергею пришлось зарыться под землю вместе с остатками своей мышиной армии.
Но там он времени не терял. Он вырыл длинный подземный ход и ударил Мичурину в тыл. Его оружием стали кротозавры. Кротозавры прятались под землей и, когда кто-нибудь на них наступал, откусывали ему хвост. А большие кротозавры заглатывали добычу всю целиком. Земля проваливалась и все, что на ней стояло, сыпалось кротозавру прямо в рот. Мичуринские пчелотигры боялись садиться на землю и для отдыха старались выбирать ветви деревьев. Но кротозавры съели все деревья и сесть пчелотиграм было некуда. Поэтому в конце концов все они от усталости попадали прямо в рот к кротозаврам.
Когда все пчелотигры у Мичурина кончились, Сергей вылез из-под земли, чтобы осмотреть свои владения. Теперь, под охраной кротозавров, можно было спокойно заниматься эволюцией разумных мышей.
Разумные мыши на планете появились так. Сначала развелось множество хищных мышеядных растений. Листья у этих растений образовывали как бы мышеловку, внутри которой вырастала небольшая головка сыра. Мыши и разные другие мелкие зверьки, привлеченные запахом сыра, лезли в эту мышеловку и попадались. Растения их потом съедали. В эту мышеловку попадались мыши поглупее, а более сообразительные постепенно научились обходить мышеловки и воровать из них сыр. Растения заметили, что сыр пропадает зря, и тоже стали развиваться. Их мышеловки становились все хитрее и замысловатее, и мышам, чтобы в них не попасть, тоже приходилось развивать интеллект. Так они постепенно и сделались разумными. Мыши превратились в мышепитеков, мышепитеки - в мышекантропов, мышекантропы - в мышенентальцев, а те, наконец, - в мышесапиенсов, то есть в "мышей разумных".
Первоначально разумные мыши возникли в Африке. Но там было слишком жарко и много хищных кошек, поэтому они пошли на северо-восток. Шли, шли, и дошли до большой реки, в которой плескались толстенные мышепотамы. Так они и назвали эту страну - Мышепотамия. Там, в Мышепотамии, и зародилась первая на планете цивилизация. Но это уже другая игра.
Не все мыши превратились в мышесапиенсов. Часть мышей, так называемые мышезьяны, вместо этого залезла на деревья. От этих мышезьян произошли обезьяны, а от них потом - люди. Поэтому люди и похожи на обезьян. Поэтому люди так любят обезьянствовать. Как только человек видит что-нибудь соблазнительное и привлекательное, он сразу протягивает руку, сразу старается нацепить это на себя, а когда замечает, что попался в мышеловку, то уже слишком поздно. А причина простая: люди произошли от мышей, которые так и не научились обходить мышеловки.
- Это хорошо, что они так здорово обходят мышеловки! - с удовольствием думал Сергей, наблюдая за тем, как его мыши умнеют прямо на глазах, а вредные растения тем временем чахнут без пищи.
- Ведь совсем необязательно попадать в мышеловку. Нужно всего лишь остановиться и немножко подумать собственной головой, - учил он крошечного мышонка, который в задумчивости стоял перед особенно хитрой ловушкой.
Здесь не было ни пружины, ни железных зубьев, как у обычной мышеловки, - просто рядом с головкой сыра лежал небольшой шприц и несколько пакетиков какого-то белого порошка. Само же растение-убийца имело вид невинного полевого цветка. Сергей с замиранием сердца ждал, что будет делать мышонок.
Вдруг откуда ни возьмись прилетел голубой вертолет. Вертолет немного покружил в воздухе, а потом приземлился на поляну. Из вертолета, распугав мышей, выскочил маленький старичок с бородой. В руках он держал ветку конопли с растущими на ней яблоками и грушами, очень странной неправдоподобной формы. Сергей сразу догадался, что это и есть Мичурин, армию которого он только что разгромил.
Старичок погрозил ему пальцем.
- Кое-кто думает, что это зависит от нашей воли - попасть или не попасть в мышеловку, - проговорил он суровым голосом. - Будто бы что-то в этом мире зависит от нашей ловкости.
- Напрасно стараешься! - старичок тихонько рассмеялся. - На каждого умника найдется своя мышеловка. Мышеловка приходит сама, когда ей вздумается, и не спрашивает, хочешь ты в нее попасть или не хочешь.
Тут конопляная ветка в его руке вдруг превратилась в полую бамбуковую палочку. И тогда Мичурин закричал страшным голосом: "Акирим-Тиририм! Счастье есть, его не может не быть!" - и стукнул Сергея этой палочкой прямо по носу.
- Ты чего дерешься, гад! - возмутился мышонок.
- Вставать пора! - это донесся откуда-то издали голос Наташи. - Что-то ты сегодня никак проснуться не можешь.
Это Наташа, чтобы разбудить, слегка щелкнула его по носу бамбуковой флейтой. "Как она ее нашла?" - удивился Сергей. Наверное, выкатилась из-под подушки, куда он вчера ее запрятал.
Сергей открыл глаза, постепенно расставаясь со своим сном, который начал превращаться в кошмар. За окном светило солнышко и пели виртуальные птички. Наташа, как обычно, включила "Станцию" и комнату наполняли бодрые ритмы хаус-музыки. Но Сергей не слышал ни музыки, ни щебетания птичек. Он пытался понять свой сон.
"Вирус, наверное, в сонный драйвер попал. Надо будет проверить потом", - думал он, еще раз вспоминая концовку сна. События игры странным образом переплелись в его охваченном дремой сознании с разговором про мышеловку, который он услышал вчера и который никак не выходил у него из головы.
"Когда в нее попадаешь, то никто не замечает, что ты в нее попал. Никто. Все думают, что ты на воле, и все у тебя хорошо. И только ты знаешь, что сидишь в мышеловке."
"Чтобы это могло значить? - размышлял Сергей. - Что это за мышеловка такая? Странная какая-то мышеловка. Ведь с обычной мышеловкой как раз наоборот: тот, кто в нее попал, ничего не замечает. Все говорят ему: ты в мышеловке, давай мы поможем тебе выбраться. А он им в ответ: Отвалите, мышуки! У меня все в порядке. Так и пропадает."
От этих размышлений его отвлекла Наташа. Она сидела рядом и что-то ему говорила уже несколько минут. "Какую-нибудь глупость, наверное" - решил Сергей, заметив у нее на мордочке особенно светлое и мечтательное выражение. Он прислушался.
- ...такие симпатюлечки, с бантиками. Я вчера видела. А знаешь, давай заведем таких крошечных-крошечных мышат. Мальчика и девочку... Нет, мне бы конечно и одного хватило, - нерешительно продолжала она, поглядев на нахмуренную физиономию Сергея, - но почему-то у мышей всегда рождаются близнецы...
"О чем это она? - подумал Сергей. - Какие еще мышата? Я ведь, кажется, уже закончил эту игру. Как раз под утро."
Наконец, до него дошло.
- Я тебя конечно понимаю, Наташа, - произнес он с кислой физиономией. - Но дети - это слишком серьезно. Это же очень большая ответственность! - вспомнил он фразу из одной морально-воспитательной телепередачи. - Тут нужно сначала морально вырасти. Ну, в общем, дозреть. И еще нужно это... укрепить семейный бюджет.
Фраза про "бюджет" осталась в голове тоже из какой-то телепередачи.
- Вот, мы еще немножко дозреем, укрепим бюджет, а потом уже заведем мышат. Сколько хочешь. Хоть десять штук. А пока давай лучше собаку заведем.
- Не хочу собаку, - обиделась Наташа.
- И кстати, - добавил Сергей, желая перевести разговор на другую тему, - мы уже давно в "Галактике" не были. Как насчет сегодняшнего вечера? Ты не против?
"Галактика" была любимым Наташиным клубом.
- Нет, не против, - согласилась Наташа, но все равно осталась хмурой. Наверное, на нее так подействовало упоминание о семейном бюджете.
- Работать нужно, - задумчиво проговорила она в ответ каким-то своим собственным внутренним мыслям. - Скоро выставка, я еще коллекцию не доделала. А еще на заказ нужно сделать две куклы, для театра.
Сказав это, она ушла на кухню готовить завтрак.
Наташа работала кукольным дизайнером, а те куклы, что продавал Сергей, это были ее неудачные эксперименты. Обычно, когда Наташа хотела сделать куклу для выставки или для какого-нибудь кукольного театра, у нее вначале выходило не то, что нужно. Иногда, особенно если это были поделки из пластика или керамики, она могла забраковать десять кукол подряд, пока не получалась одна настоящая. Этих неправильных кукол в свободное время продавал Сергей, чтобы они зря не пропадали и тоже попали в хорошие руки.
Свободного времени у него было много. Три раза в неделю он вел занятия в секретной школе для хакеров. А интересные хакерские заказы приходилось получать не так уж часто. Чаще всего опытных хакеров нанимают какие-нибудь боязливые чайники, чтобы отыскать слабые места в своей системе защиты. Реже - чтобы взломать чужую защиту и украсть секреты у конкурентов. И то и другое Сергей считал слишком скучным делом, не достойным высокого хакерского искусства. Ведь если тратить свой талант по пустякам, на какую-нибудь ерунду, то в конце концов он засохнет и сморщится. И пока серьезных заказов не было, он, чтобы не терять квалификацию, боролся с Билл Кейксом.
Сергей вздохнул и потянулся за телеочками, чтобы посмотреть новости, а заодно и вчерашнюю серию "Космических мышат", конец которой он пропустил из-за покупателей. Начать он решил с сериала, чтобы развеять разные неприятные мысли.

Полковник из генерального штаба продолжал свой доклад. Он тыкал лазерной указкой в изображение какого-то странного конического объекта.
Объект был очень большой, просто огромный, в него могло бы поместиться несколько звездных систем. Сверху, над широким основанием конуса, нависало что-то вроде крышки, которую соединял с объектом пучок разноцветных спиральных нитей. Разглядывая эту замысловатую конструкцию, Сергей, сам не зная отчего, почувствовал смутную тревогу. Особенно его взволновал неяркий источник желтого света, слегка похожий на половинку луны, который находился внутри конуса и был виден через отверстие сверху.
Полковник между тем продолжал объяснять.
- ...Итак, исходя из схемы, можно сделать вывод, что здесь мы столкнулись с темпорально-виртуальной мышеловкой, в которую попал - или почти попал - один из сегментов нашего прошлого в эпоху Past-14.
- Переходите к сути, - нетерпеливо перебил его император Джерри, - что там стряслось, в конце концов?
- Так вот, - заторопился полковник, и от волнения его речь, как у школьника на экзаменах, превратилась в винегрет из технических терминов, - анализ оперативных данных позволяет сделать вывод, что максимальной степени риска подвергается проект темпорально-хронокластической орбитальной киберстанции по кварк-глюонному выпрямлению ментально-телекинетических аномалий гипервиртуального мелопространства.
- Постойте, постойте, - поморщился император, - как там... темпорально-хронокластический..., - ведь это же, если я не ошибаюсь, "проект Станция"?
- Так точно, Ваше Величество. Проект "Станция" находится под угрозой.
Император встал и нервно зашагал по кабинету.
Серия закончилась.
 
"Ну вот, еще одна мышеловка, - подумал Сергей. - Сколько их уже накопилось? Три? Или четыре?" Он попробовал посчитать. "Значит так. Одна - это в которую попадаешь, а другим незаметно. Другая - сегодня во сне приснилась. Но эта не в счет, она не всамделишная. Третья - это мышеловка Билла Кейкса, в которую ловят хакеров. Четвертая - в кино. Значит всего три, а та, которая вторая - это на самом деле та же, что и первая. Или нет, вторая - это третья, а первая сама по себе?"
"Что-то я совсем зациклился на этих мышеловках, - думал Сергей. - Сплошные мышеловки в голове." "Интересно, - возникла у него мысль, - а что про мышеловки известно науке?"
Разные сведения обо всяких вещах он обычно черпал в Большой Виртуальной Энциклопедии, в которой было собрано все на свете. Набрав в окошке поиска нужно слово, он быстро отыскал рубрику "Мышеловки". Перед ним развернулось длинное оглавление этой рубрики: "История мышеловок", "Теория мышеловок", "Мышеловки в нашей жизни" и много других названий. Он секунду подумал, выбрал раздел "История мышеловок" и начал читать.
"Мышеловки придумали фашисты, чтобы уничтожать мышат и другие народы нашей планеты". Ниже располагались рисунки разнообразных мышеловок, мышехваток, мышеклеек, мышедавок, мышерезок, мышерубок и мышегубок. Все рисунки были объемными, а для того, чтобы читатель лучше понял, как устроен механизм мышеловки, они были изображены в процессе работы. Каждый рисунок имел вид небольшого мультика, который начинался с того, что мышеловка хватает мыша. Потом через прозрачные стенки мышеловки было видно, что происходит внутри, а наружу доносился отчаянный визг и писк. В конце дверцу мышеловки открывали фашисты и вытаскивали за хвост уже дохлого мыша.
Сергей мельком взглянул на эти рисунки; дальше читать ему почему-то расхотелось. "Ладно, потом дочитаю," - решил он и переключился на канал новостей.
На экране он обнаружил физиономию Билла Кейкса, который наконец-то добрался до телевидения и решил дать интервью.
 
- Да, совершенно верно, - отвечал Билл Кейкс на какой-то вопрос журналиста, - это можно назвать мышеловкой. Если угодно, виртуальной мышеловкой. Эта система обеспечивает нам стопроцентную защиту от хакеров.
Он на минуту замолчал, потом зловеще улыбнулся и продолжил
- Впрочем, у преступников есть одна возможность. Если банда хакеров сумеет физически проникнуть к центральному компьютеру, в момент, когда на нем работает системный оператор и защитный пароль снят, они смогут причинить нам кое-какие неприятности.
Его зловещая улыбка расплылась по всему лицу.
- Правда, на этом пути им встретятся с кое-какие сюрпризы. Им придется преодолеть тринадцать этажей суперзащищенного бункера "Вольфенштейн". Тысячи охранников, служебные киберпсы, несколько киборгов-убийц, специально выращенных в лабораториях Мерзкоsoft, не говоря уж о сигнализации и электронных ловушках...
Он недобро рассмеялся.
- Так что милости просим...
- А если хакерам все же удастся обойти защиту? - спросил ведущий.
- Ну, если такое случится, - совсем развеселился Билл Кейкс, - клянусь, что тогда прямо на ваших глазах, вот в этой студии, я съем дистрибутив нашей антихакерской системы.
- Как, прямо лазерный диск?
- Да, съем лазерный диск прямо перед вашей телекамерой.
- Хорошо, мы запомним ваше обещание, - улыбаясь, сказал ведущий и, не меняя интонации, вдруг задал роковой вопрос.
- А что вы скажете по поводу сенсационного разоблачения, которое сегодня утром появилось в нескольких газетах? Я имею в виду информацию о том, что в результате последних усовершенствований компьютерный центр Мерзкоsoft контролирует всю нашу банковскую систему.
Этим внезапным поворотом беседы журналист явно хотел поймать Билл Кейкса врасплох. Он специально начал интервью с ничего не значащих вопросов, чтобы в самый неподходящий момент вдруг поразить Кейкса своим разоблачением. Теперь он с любопытством следил за выражением его лица. Операторы, чтобы увеличить драматизм момента, подали физиономию Билл Кейкса крупным планом. Сергей тоже затаил дыхание. По его представлениям, где-то рядом с телекамерой уже должны стоять полицейские, и закончить это интервью Билл Кейкс должен был уже в наручниках.
Вопреки ожиданиям, Билл Кейкс остался совершенно невозмутим.
- Видите ли, это так называемое "разоблачение" уже потеряло актуальность. - начал он совершенно спокойным уверенным голосом. - Оно исходит из устаревших представлений о реальности. Теперь у нас в стране будет новый порядок. Пользуясь случаем, я прямо сейчас собираюсь сделать официальное заявление.
- Очень интересно! - воскликнул ведущий и сделал знак операторам, чтобы те не выпускали лицо Билла Кейкса из фокуса.
- Так вот, хочу сообщить, - подчеркнуто спокойным голосом продолжал Билл Кейкс, - буквально вчера в самых высоких кругах завершились предварительные переговоры о слиянии корпорации Мерзкоsoft и корпорации Америка. Сегодня в полдень дело будет передано в конгресс.
Ведущий открыл рот и ошарашенно уставился на своего собеседника. А тот продолжал:
- Так получилось, что корпорация Америка, то есть наша страна, владеет 51% акций корпорации Мерзкоsoft, а корпорация Мерзкоsoft владеет 51% акций корпорации Америка. Я имею в виду обязательства по государственному долгу. К тому же, почти все акционеры Мерзкоsoft - это граждане нашей страны, а почти все граждане нашей страны или работают на Мерзкоsoft или владеют ее акциями. Нам осталось только устранить глупые формальности.
- Вы... ведете речь о национализации? - наконец справился со своими эмоциями журналист. - Только я что-то не пойму: это корпорация Мерзкоsoft приватизирует Америку, или наоборот, Америка национализирует корпорацию Мерзкоsoft?
Приватизация - это когда все строят, строят, а потом кто-то приходит и забирает все себе. А национализация - это наоборот, когда один строит, строит, а потом приходят все и все у него отбирают.
- Нет-нет, - успокаивающе ответил Билл Кейкс, - речь идет не о национализации или приватизации, а о слиянии. Как вы знаете, Корпорация Мерзкоsoft уже приватизировала за долги несколько стран в Азии и Африке.
- Да, прошлой неделе вы уже рассказывали нам об этих сделках.
- Ну так вот, это все были односторонние меры - мы просто превратили эти страны в филиал Корпорации. К нам перешли их голоса в ООН, армия, ядерное оружие и все остальное. Население этих стран мы постепенно заменили на тамагочей, чтобы увеличить производительность труда. Хочу вас успокоить: с нашей страной ничего плохого не случится. Приватизировать Америку не под силу даже нашей великой Корпорации. Поэтому речь идет только о равноправном слиянии. Просто у обеих корпораций будет общий президент, конгресс будет одновременно являться правлением корпорации, а в совет акционеров попадут все граждане нашей страны.
- Значит ли это, что выборы президента страны будут одновременно и выборами президента Корпорации?
- Да-да, именно так. Будет и множество других новшеств. Например, полная тамагочизация государственного аппарата. Тамагочи не берут взяток, они исполнительны, аккуратны. Мы уже разработали и проект нового американского флага. За основу взят наш фирменный скринсейвер. В левом верхнем углу флага вместо звездочек будут расположены набегающие чертики Wrednows 666.
- А вот это - проект нового доллара.
Он достал из кармана голографическую купюру.
- Да-да, не удивляйтесь, это мой портрет. Но главное не портрет, а дополнительные сверхнадежные степени защиты. Теперь на фальшивых купюрах вместо "In God We Trust" будет появляться мерцающая надпись "General Protection Fault", а портрет президента будет кусать вас за пальцы.
Ведущий хотел еще что-то спросить, но потом взглянул на часы и понял, что 15 минут, на которые согласился Билл Кейкс, уже истекли и пора передачу заканчивать.
- Итак, уважаемые телезрители, мы услышали сенсационное заявление Билла Кейкса, президента Корпорации Мерзкоsoft, и - мы надеемся - будущего президента Соединенных Штатов.
После начались спортивные новости из Африки - туземцы с луками и стрелами плясали вокруг новой модели компьютера, который они выиграли в соревновании по охоте на крокодилов.

* * *

Сегодня Сергей решил пристроить свой передвижной магазинчик у входа в космический Диснейленд. Игрушки, которые он взял с собой на этот раз, вполне соответствовали этому месту. Это были герои сериала "Космические мышата", по мотивам которого был построен этот парк развлечений.
На переднем плане он выставил несколько фигурок знаменитого косморазведчика Сент-Кора, который не раз спасал мышиный народец от вражеских происков. Куклы Сент-Кора были одеты по-разному, потому что в каждой миссии у него было особое снаряжение. То он, закованный в бронепластик, с бластером в руке, истреблял инопланетную нечисть в лабиринтах военного спутника, захваченного врагами. То в костюме аквалангиста пробирался на подводные базы пришельцев. То снаряжался в средневековые рыцарские доспехи, отправляясь в далекое прошлое, на Планету Четырех Драконов, где устроили свое логово злые силы. Одинаковой у всех кукол была только изумрудно-зеленая шевелюра. Сент-Кор родился под зеленым солнцем планеты Плюкс, где все мыши рождаются зелеными.
Рядом с ним стояли другие герои сериала. Джерри Стосемнадцатый, император Мышиной Империи, который прославился тем, что в детстве в одиночку поймал за хвост ужасного марсианского крысоящера. Командор Рукс, маленький розовый мышонок с большущими ушами, у которого, как у Карлсона, из спины торчал небольшой пропеллер. Злобный Киберманфред, который прятался в одном из виртуальных миров и оттуда нападал на Мышиную Империю. За ним в белом халате стоял ученый-маньяк Мыштейн, помогавший Киберманфреду в его вредных замыслах.
У девочек популярностью пользовались куклы женских персонажей, особенно отважная шпионка мышка Мими. Мими была загримирована под любимую кошку Киберманфреда и могла выведывать самые важные секреты.
Массовку на прилавке составляли фигурки киборгов и космодесантников. Они были разного размера, в разноцветных пластиковых доспехах. Некоторые, особенно мелкие, были сделаны из пластика целиком.
Расставив все куклы по местам, Сергей осмотрелся вокруг и заметил, что на противоположной стороне проспекта расположился лягушонок Леха, его старый знакомый. Леха был поэт. Он продавал воздушные шарики, на которых разноцветными красками были нарисованы стихи его собственного сочинения. Это были коротенькие четверостишия, например такие:

Cегодня утром я поймал
большую зеленую муху.
Было очень вкусно.
Вот.

Эти стишки были нарисованы на шариках японскими иероглифами. Для понятности, рядом с иероглифами тонкой кисточкой был написан перевод. А на другой стороне шарика по сюжету стишка показывался короткий голографический мультик.
Леха часто бывал со своими шариками в тех же местах, что и Сергей. Они уже привыкли к соседству и, когда встречались, любили перекинуться словечком.
"Как это я его сразу не заметил? - удивился Сергей. - Надо было на той стороне проспекта разворачиваться." Сергей помахал Лехе рукой, но тот не заметил, потому что проспект был очень широкий и по нему взад и вперед шумно катились автомобили. "Позвонить ему, что ли?" - подумал Сергей и собрался уже достать телефон. Но тут его взгляд упал на огромный голографический экран, зависший над Диснейлендом. Там показывали очередную серию "Космических Мышат". Шла она уже минут десять.
 
Два мыша стояли перед входом в здание парламента - один зеленый и в военной форме, а другой - в прозрачных пластиковых доспехах и с кейсом в руке. Это были полковник Сент-Кор и премьер-министр, которые о чем-то беседовали друг с другом. Они были старыми знакомыми, еще с тех времен, когда премьер-министр был начальником внешней разведки.
- А я вам не завидую, - как бы между прочим сказал Сент-Кор, - вы знаете, что Командор Рукс снова вышел из больницы?
- Как, его уже выпустили? - огорчился премьер-министр. - А я то слышал, что у него на этот раз совсем крыша поехала.
- У него был синдром Диогена. Он ходил по улицам с фонарем, стукал всех по макушке бамбуковой палкой и пищал, что "ищет настоящего Мыша". Прохожие не догадались, что это сам командор Рукс, и вызвали скорую помощь. А когда приехали санитары, он спрятался в скорлупу от яйца, заклеил ее изнутри и требовал, чтобы его насиживали.
- Ну и что же врачи? По-моему, такому место не в парламенте, а в палате для буйных! То есть, я хотел сказать, в настоящей палате для буйных, - поправился премьер-министр.
- Его и посадили в палату для буйных. Но через две недели он научил их всех притворяться нормальными, и врачам пришлось выпустить всю палату на волю.
- Что же, врачи поверили?
- А что они могли сделать? Уже и газеты начали волноваться: "Что это такое! Совершенно нормальных здравомыслящих мышат держат в психушке!".
- Да, медицина у нас еще отсталая, - печально вздохнул премьер-министр.
Часы пробили десять с хвостиком. Скоро уже начиналось заседание. Собеседники миновали очередь из крупных гуманоидов, которая выстроилась у входа в трансмышатор, и вошли в здание парламента через маленькую боковую дверь, вслед за мышами, хомячками, белками, хрюшками-клангерами, воробьем и крошечным большеглазым лемуром. Дальше каждый из их отправился на положенное ему место: Сент-Кор - в ложу для гостей, а премьер-министр - на трибуну.
 
Трансмышатор - это прибор, который человека превращает в мыша, и наоборот. Внешне он выглядит как небольшие воротца, примерно такие, через которые проходит пассажир, прежде чем попасть на самолет. По закону, существа крупнее ежа государственными делами в Империи могли заниматься только в мышином облике. Принимая мышиный облик, министры и депутаты лучше понимали проблемы маленьких и слабых и больше о них заботились. Поэтому на входе во все правительственные здания, в парламент и императорский дворец стояли трансмышаторы. Это намного снижало государственные расходы, потому что дворцы можно было делать совсем крошечными, а зарплату депутатам и министрам выплачивать мышиную.
Кроме того, трансмышаторы оказались очень полезны для освоения космического пространства. Мышей в ракету можно посадить гораздо больше, чем людей, а еды для каждого пассажира требуется намного меньше. Мышами были укомплектованы даже экипажи боевых звездолетов, потому что в космической войне размеры солдата не так уж важны. Там все решает электроника кораблей, а не физическая сила. А когда дело доходит до рукопашной, мышата залезают внутрь огромных киборгов и управляют ими изнутри. Мышиный размер и здесь удобнее, чем человеческий, потому что в маленького водителя киборга труднее попасть и его намного проще защитить броней. К тому же и реакция у него быстрее, как и у всех мелких существ.
Не все жители Мышиной Империи были мышами от рождения. Существовало множество планет, населенных людьми и другими гуманоидами. На этих планетах мышиный облик первоначально имели только хакеры, которым так удобнее лазить в Сети, да еще депутаты и имперские чиновники во время рабочего дня. Но постепенно многим людям мышиный облик так понравился, что они очень редко возвращались к человеческому, а часто даже забывали, что по рождению являются людьми.
 
Между тем, уже началось заседание парламента. Изнутри парламент Галактики был похож на все остальные парламенты вселенной: полукругом выстроенные кресла, рядами уходящие в даль, перед ними - трибуна, откуда депутаты и министры толкают речь. От парламентов, к которым привыкли люди, этот зал отличался разве только тем, что под потолком там был еще один ряд кресел, или, лучше сказать, жердочек для депутатов-птиц и летучих мышей. На стене за трибуной висел голографический портрет мышонка Скр, который своим пристальным взглядом как бы заглядывал в душу каждому из сидящих в зале. А сверху на 444 официальных языках Империи была написана знаменитая фраза, которую мышонок Скр произнес перед тем, как второй раз отправиться в Вечное Межвременье:

"ГАЛАКТИКОЙ ДОЛЖНЫ УПРАВЛЯТЬ ЗВЕРЯТА!"

Премьер-министр поднялся на трибуну и начал объяснять депутатам суть проблемы.
- Все вы знаете, что прошлое нашей Галактики неустойчиво. Войны во времени и экологические катастрофы возбуждают колебания временного конуса. Если не строить специальных стабилизаторов, прошлое разрушится и станет другим, - а вместе с ним - и настоящее, и будущее. Поэтому двести лет назад мы запустили в Межвременье орбитальную Станцию и построили на поверхности Земли несколько ретрансляторов, замаскированных под студии радиостанций и танцевальные клубы. Эта система должна была облучать эпоху Past-14 особым транс-темпоральным излучением. Ну, там, всякие транс-волны, хаус-волны, джангл-волны, высокочастотные габер-волны и много других компонент. Все эти волны были подобраны так, чтобы выпрямлять аномалии мелопространства и стабилизировать нужную нам цепочку событий.
- Так вот, несколько дней назад, с помощью мышеловки, захлопнувшей конус времени, Киберманфред захватил нашу Станцию в Межвременье. Со дня на день он захватит наземные ретрансляторы. Чтобы справится с этой угрозой, мы должны сократить расходы на мороженое и конфеты и увеличить расходы на оборону.
- А не могли бы пояснить, господин министр, чем, собственно, грозит нам эта беда? - задал вопрос один из депутатов.
- Если в ближайшее время мы не ликвидируем темпоральный разрыв, вся наша Империя может переместиться в виртуальное пространство. В реальном мире ход истории изменится так, что нашего мира больше не будет. Конечно, мы никуда не исчезнем и даже ничего не заметим, просто реальностью наполнится другая цепочка событий.
- А какая, собственно, разница? - спросил депутат из партии геймеров, на минуту приподняв с носа телеочки. - В Виртуальности жить тоже неплохо!
- Какая разница? Не буду говорить о престиже Империи, который кое-кого здесь не особенно интересует... - произнося эту фразу, министр многозначительно посмотрел кое на кого в зале заседаний. - Но экономические последствия будут крайне тяжелыми для всех: финансовый кризис, девальвация мубля, полный крах внешней торговли. Что мы будем экспортировать? Кому нужна виртуальная нефть и виртуальный уголь? У нас останется единственная статья доходов: экспорт высоких технологий в слаборазвитые эпохи прошлого. Но этого не хватит, чтобы покупать технологии в эпохах будущего, потому что расплачиваться придется виртуальной валютой, а все вы знаете, что виртуальные валюты инфлируют на десять тысяч процентов за столетие.
- Не продолжайте, тут все понятно, - перебил его с места оранжевый воробей, депутат из партии пейотля, поправляя на голове наряд из орлиных перьев. - Нас еще в школе учат, что транзит с понижением времени экономически невыгоден. Но ведь остается еще бартер или транзитная торговля с повышением времени. Секреты древних индейцев на рынках будущего вполне котируются.
Но тут остальные депутаты неодобрительно зашумели, а председатель застучал молоточком.
- Ладно, хватит нас успокаивать! - вмешался депутат от церкви, небольшой летучий мышонок серебристого цвета, свисавший с потолка головой вниз. - Экономика тут ни при чем. Почему бы сразу не сказать, господин министр, - обратился он к премьеру, - чем грозит нам утрата реальности. Ведь если наша галактика утратит реальность, значит утратят реальность и те тридцать Космических Мышат, которые спят в подземных бункерах на планетах Империи.
Космические Мышата, о которых он говорил, - это те, на ком держится наш мир. Когда-то, в очень древние времена, они погрузились в коллективную медитацию и создали нашу вселенную. Очень важно, чтобы хоть кто-нибудь из них всегда спал, а иначе, если сон прекратится, этот мир растворится, как струйка дыма из кипящего чайника. Всего космических мышат 64, по количеству клеток шахматной доски, но многие из них имеют двойников в виртуальных мирах, и с этими двойниками их 361, - по количеству точек в игре Го. Мышата рассеяны по всей вселенной и спят в самых глубоких пещерах на самых дальних планетах. Некоторые из них были найдены, и теперь под специальной охраной они спят в хорошо защищенных подземных бункерах, где всегда светит неяркий свет и играет спокойная радостная музыка, чтобы мышатам не снились кошмары. Все, что мышатам снится, сразу же случается где-нибудь в мире, поэтому так важно охранять их сон. И если Темные Силы возьмут в плен какого-нибудь Космического Мышонка, то, наводя на него плохие сны, они смогут насылать на вселенную разные ужасы и катастрофы.
- Ну так вот, - продолжал летучий мышонок, взволнованно размахивая крыльями, - если наши Космические Мышата станут виртуальными, они не смогут помочь тем свои друзьям, которые окажутся в лапах Киберманфреда. И тогда Киберманфреду, чтобы наполнить вселенную ужасами и катастрофами, достаточно будет заполучить одного-единственного Космического Мышонка из тех, что остались в реальном мире. В нашей Галактике и во всех ее виртуальных филиалах снова появится злая империя Акирим и оттуда снова начнут прилетать бомболеты, чтобы бомбить наши планеты! А Невидимая Рука снова будет шарить по нашим карманам!
На секунду в зале установилась гробовая тишина.
Злую империю Акирим, которую основал Киберманфред, мышата уничтожили еще 500 лет назад. С тех пор она существует только в виртуальности. А раньше каждый год к мышиным планетам прилетали бомболеты и сыпали сверху бомбы и ракеты. Но самым страшным изобретением Киберманфреда была Невидимая Рука. Он придумал ее, чтобы воровать деньги с мышиных планет. Кроме денег она похищала разные природные ископаемые, лес, воду и воздух. А иногда - даже мышат и людей. Только после долгих усилий мышатам удалось ее поймать и надеть на нее Невидимые Наручники.
Тишина в зале заседаний простояла целую минуту. А потом депутаты закричали все сразу.
- Как же быть? Что делать? Кто виноват?!
Премьер-министр пригнулся, - мимо него пронеслось несколько резиновых мячиков и огрызок от яблока. "Происки оппозиции," - догадался премьер-министр и опустил забрало своего пластикового шлема. Некоторые депутаты уже начали буйствовать.
 
Как и в большинстве парламентов галактики, в парламенте Империи было три палаты: Палата Буйных, Палата Чудаков и Дума. Депутаты распределялись по палатам в зависимости от характера и настроения. Буйные шли в Палату Буйных, тихие - в Палату Чудаков. Это очень удобно, потому что буйные могли сколько угодно буйствовать, а чудаки - сколько угодно чудить, и никто друг другу не мешал. Но большинство депутатов заседали во всех трех палатах по очереди.
Когда правительство приходило в парламент, чтобы сообщить о каких-нибудь кризисах и проблемах, депутаты сначала принимали его в Палате для Буйных. Это было очень удобно, потому что мыши - весьма нервные существа, а стены Палаты Буйных были как раз обиты мягким пластиком, чтобы можно было стучаться об них головой. Еще там стояли специальные корзинки с липкими резиновыми мячиками, которые можно было бросать в министра, стоящего на трибуне.
Немного побуйствовав и излив свой гнев на министров, депутаты переходили в Палату Чудаков и начинали генерить разнообразные идеи о том, как выйти из кризиса. Палата Чудаков по виду немного напоминала палубу старинного парусного корабля. Там до самого потолка тянулись веревочные лестницы, а к потолку были подвешены качели, гамаки, брусья, так что можно было перепрыгивать с ветки на ветку или в раздумье зависать, прицепившись за хвост. Гравитация там была снижена почти до состояния невесомости, а чтобы лучше концентрировать внимание, в палате негромко играл гоа-транс или эмбиент.
Наконец, утомившись чудить, депутаты шли в Думу, чтобы принять окончательное решение. Дума изнутри была похожа на огромный спортзал, потому что для голосования по важным вопросам, чтобы решить, какая партия победила, использовались разные спортивные игры: футбол, баскетбол или, на крайний случай, перетягивание каната. Спортивные матчи из Думы транслировались на всю галактику. Были очень популярны календари и футболки с изображением любимых депутатов, особенно если это вратарь или нападающий.
Если проблема была очень сложной и образовывалось много групп, каждая из которых стояла на своем, обычные спортивные игры, где есть только две команды, не подходили. Устраивать по каждому вопросу футбольный чемпионат было слишком хлопотно. Поэтому депутаты играли в "Дум" или в "Квейк": они переходили в виртуальное пространство, разбивались на группы и начинали перестрелку. Так получилось, что в древности, когда "Квейк" еще не изобрели, депутатам чаще приходилось думать, то есть играть в "Дум", чем футболисты, баскетболить или перетягивать канат, поэтому палату и назвали "Дума". Дела в Империи шли хорошо, потому что победу при голосовании всегда одерживали самые вдумчивые депутаты.
Для решения мелких вопросов депутаты по старинке поднимали руку или нажимали на кнопки, - так же, как это было в глубокой древности, когда другие способы голосования еще не изобрели. В древности любили еще голосовать черными и белыми камешками, которые складывали в корзину. А древние спартанцы вообще голосовали голосом, кто кого перекричит. Но все эти способы очень примитивны, потому что поднять руку или крикнуть может каждый дурак, а вот чтобы победить в спортивном состязании, тут нужно не только число, но и умение. Победу одерживает та точка зрения, которую защищают самые умные и ловкие депутаты, в хорошей спортивной форме.
 
Поскольку речь шла о кризисе, сегодня премьер-министр делал доклад в Палате для Буйных.
- Почему вы заранее не приняли мер? - возмущались депутаты. - Куда смотрит император? Почему вы ставите нас перед свершившимся фактом?
- А может, пора уже звать мышонка Скр? - говорили другие депутаты. - Когда он пришел во второй раз, он помог нам победить империю Киберманфреда и поймать Невидимую Руку. Он обещал, что и в третий раз придет, если нам опять станет трудно.
На трибуну выскочил белый крысенок с голубыми глазами, депутат из партии мышистов.
- Это заговор! - возмущался крысенок, показывая рукой на премьер-министра. - Они в правительстве специально нам вредят! Знайте, скоро кое-кем заинтересуется Тайный Ночной Комитет!
Министр побледнел. Но тут ему на выручку пришел желтенький хомячок, депутат из партии мышевиков, которые поддерживали правительство.
- Я целиком разделяю ваше настроение, господа депутаты, - сказал он миролюбиво, - но проблема слишком серьезная. Нам всем нужно объединиться и забыть старые обиды. Мы должны стать единомышленниками в этом деле. Сами подумайте: нет такого мыша, который бы в одиночку мог решить эту проблему.
- Есть такой мышонок! - вдруг послышался писк из зала.
Небольшой розовый мышонок, с крупными ушами и пропеллером за спиной, подпрыгнул со своего места, немного пролетел вверх и уцепился хвостом за один из светильников, свисавших с потолка перед трибуной. Это был Рукс, командор Ордена Почетных Мышат, один из лидеров парламентской оппозиции.
Орден Почетных Мышат был самой древней, самой таинственной и самой влиятельной галактической организацией. В командоров этого Ордена иногда вселялся дух мышонка Скр. И почему-то за всю историю этого Ордена не было еще ни одного нормального командора. У всех у них шарики за ролики заезжали, - у одних больше, у других меньше. Некоторые командоры полжизни проводили в психушке, до того они были странные. Это превратилось в своего рода традицию, так что к командору было принято обращаться "Ваша Странность".
Командор Рукс обычно заседал в Палате Чудаков, но сегодня ему захотелось немного побуйствовать.
Усевшись на край люстры, он стал раскачиваться и болтать ногами.
- Есть такой мышонок! - еще раз выкрикнул он.
- Может, вы сами хотите вытащить нас из мышеловки? - насмешливо крикнул кто-то из зала.
- Да! Я сам все сделаю! Я бы за минуту все сделал!
Мышонок обиженно пошевелил ушами и хлопнул жвачкой.
- Только мне все равно не дадут! Мне никогда ничего не дают сделать!
Он неожиданно свесился с люстры головой вниз и, вытащив длинную телескопическую указку, стукнул по макушке одного из сидевших внизу мышат. Несколько мышат под люстрой тут же вытащили свои указки и, подпрыгивая, пытались достать ими свисавшего на хвосте командора.
- Почему же не дадут, - ехидно сказал премьер-министр. - В этой операции нам как раз понадобится помощь Ордена. Если угодно, можете взять на себя всю ответственность за операцию. Сегодня вечером будет готов указ императора.
Рукс залез на люстру повыше, чтобы мышата снизу не могли его достать.
- И никто мне не будет мешать?
- Никто. Полковник Сент-Кор, ответственный за планирование операции, поступает в ваше полное подчинение.
 
Через полчаса Рукс и Сент-Кор над картой Галактики обсуждали детали операции.
- Ну и как же вы там в разведке собираетесь спасать мир? - озабоченно спросил Рукс.
- План операции уже готов, Ваша Странность, и согласован с генеральным штабом. - Сначала мы сосредоточим в районе мышеловки звездный флот и изолируем ее пространстве. Потом отрежем ее от источников энергии. А когда все будет готово, свяжемся с нашей резидентурой в Past-14 и разморозим парочку законсервированных агентов Ордена. Он войдут внутрь мышеловки и вытащат тех, кто в нее попал.
Он развернул на мониторе список агентов.
- Думаю, вот эти подойдут лучше всего.
- Думают в Думе, а мы тут с вами должны соображать, - строго сказал Рукс. - Ничего не получится. У нас в эпохе Past-14 только нормальные агенты, а тут нужны настоящие, сумасшедшие мышата. Придется мне самому туда отправиться.
 
Серия закончилась, и Сергей вспомнил про лягушонка Леху. Тот все так же стоял со своими шариками на другой стороне проспекта. Вдруг, взглянув на иероглифическую надпись, которую образовывали три самых верхних шарика, мышонок внезапно понял, что это была шифровка из Центра. Что это за шифровка и из какого Центра, он пока еще не вспомнил.
"Все ясно, - подумал он. - Раньше я об этом не помнил, а теперь меня из Центра расконсервировали, вот я и вспомнил."
"Воздушные шарики - идеальное средство, чтобы передавать шифровки из Центра, - размышлял Сергей. - В ФБР будут пытаться расшифровать смысл, записанный на каждом из шариков по отдельности, но они там никогда не додумаются, что шифровку образуют сразу несколько шариков, если их выстроить в ряд в нужной последовательности и читать образовавшиеся длинные строчки."
Он попробовал расшифровать верхнюю строчку. Перевод иероглифов, написанный мелкими буквами, отсюда было не разобрать, но кое-какие иероглифы он знал.
"Хвост, рука, мышонок, вода... Что бы это могло значить? Ну, скажем, взять какого-нибудь мышонка за хвост и опустить в воду."
"Ага, - пришла ему в голову новая мысль. - Это ведь еще только шифровка, а не само сообщение. Это нужно записать, а потом найти ключ. А ключ, наверное, написан на каких-нибудь других шариках."
Но тут у него в голове шевельнулась одна догадка. "Ты бы еще побольше телевизор смотрел. Тогда не только Штирлицем, но еще и Терминатором станешь. А если повезет, то и Годзиллой."
Тут к прилавку подошли покупатели, и всю эту идею с шифровкой он выбросил из головы.
 
Когда покупатели рассеялись, он снова стал думать про этот случай с шифровкой, и про тот, вчерашний, когда рыцари в кино стали говорить как будто про него. Ему пришло в голову, что это, наверное, не от телевизора. Просто для него, как и для командора Кевина и для любого другого хакера, весь мир - это один большой квест. Везде может оказаться потаенный знак, который открывает какую-нибудь новую дверь. В путешествии по запутанной системе подземных норок, которую называют Сетью, не бывает ничего лишнего и случайного. Нечаянно подслушанный разговор или какая-нибудь старая надпись на стене, нарисованная, быть может, сто лет назад, - все это может вдруг оказаться разгадкой. А потом, за следующим поворотом туннеля, может оказаться загадка, которую эта разгадка разгадывает. Поэтому у настоящего хакера любая закрытая дверь вызывает желание за нее заглянуть. Вдруг там окажется что-то очень важное, без чего вообще нельзя жить? Или, например, выход на какой-нибудь новый уровень? А глупые чайники этого не понимают, и думают, что хакер лазит по лабиринтам Сети из-за денег, чтобы забраться в их банковский компьютер и взять оттуда их дурацкие деньги. Поэтому они вот уже сто лет держат в тюрьме командора Кевина. Поэтому они перегородили всю Сеть ловушками и заборами. А теперь хотят назначить президентом Билл Кейкса, чтобы он охранял их деньги и секреты.
"Зачем они вообще живут на свете, эти глупые чайники?" - часто думал Сергей. - "Мир устроен так здорово, как большой непонятный лабиринт, и можно лазить туда-сюда по его бесконечным туннелям, открывать разные двери, искать знаки и зацепки, которые позволяют выйти на следующий уровень. А они вместо этого занимаются всякой ерундой."
"Правда, чайники тоже играют в свою игру," - размышлял он дальше. - "Переходят там с уровня уровень, чего-то добиваются, - но уж очень она дурацкая, эта игра."

* * *

На сайте хакеров был большой переполох. Все обсуждали последнее заявление Билл Кейкса и думали, как обмануть его новую систему защиты. Кроме того, из далекой тюрьмы на острове Лонг-Айленд пришло очередное послание от капитана Кевина, который тоже был в курсе последних событий. Командоpу, несмотря на суровую охрану, иногда удавалось передавать мышатам-хакерам разные полезные советы. Правда, каждое такое послание вызывало среди хакеров бурные споры. Многие не верили, что эти письма пишет настоящий команданте Кевин, а не какие-нибудь агенты ФБР, чтобы заманить мышат в ловушку.
Письмо было очень коротким:

"Привет, мышуки! Я тут вот что подумал. Вы там пишете всякие навороченные программы, ищете дырки в защите, а надо проще быть. Вспомните про мышат-аквалангистов. Используйте преимущество мелких размеров. Капитан Кевин"

Эпизод, о котором советовал вспомнить капитан Кевин, относился к героической эпохе мышиного Сопротивления, когда мышата боролись против фашистов за свои права. Мышата-аквалангисты были тогда элитным подразделением мышиного подполья. Они действовали через водопровод. С бластером в одной руке и с автогеном в другой, они пробирались через систему водопроводных труб и в нужном месте выскакивали прямо из крана. Фашисты боялись их как огня. Приходит, скажем, фашист руки помыть, а из крана вдруг выскакивают мышата и одевают ему наручники.
Мнения об этом письме разделились. Чтоб лучше во всем разобраться, Сергей перешел в виртуальность и заглянул в комнату, где заседал Комитет Восемнадцати. Там тоже не было согласия. В этом комитете заседали самые старые и опытные хакеры, из первой команды капитана Кевина. За круглым мраморным столом одно место всегда оставалось свободным - это было место самого командоpа. Семнадцать из восемнадцати главных хакеров уже успели высказаться и теперь спорили друг с другом. Одни утверждали, что этот совет - ловушка. Человек, который выдает себя за Кевина, советует мышатам пролезать к центральному компьютеру Мерзкоsoft через всякие щели, через водопровод и вентиляцию. Но Билл Кейкс наверняка уже понаставил везде своих мышеловок, и мышата сразу же в них попадутся. Другие считали, что капитан Кевин, великий мастер хакерского искусства, никогда бы не опустился до подобных советов. "Хакеры работают головой, а не руками," - говорили они. Третьи им возражали и вспоминали, что Кевин отличался изобретательностью и всегда выбирал неожиданные решения. За это чайники его и боятся.
Однажды он узнал, что один банк обслуживает секретный проект министерства обороны, которое зарабатывало деньги на наркотиках и покупало оружие для террористов. Кевин научил своего попугая высвистывать специальную хитрую мелодию, а потом приказал ему забраться через окно в компьютерный центр этого банка. Когда этот пиратский попугай залетел в окно и стал играть с телефонной трубкой, подсоединенной к модемной плате, системщики вначале не заподозрили ничего дурного. Они даже обрадовались и насыпали попугаю семечек. А тот взял и незаметно просвистел в эту трубку написанную Кевином мелодию. Сигнал беспрепятственно прошел в сеть, потому что за компьютером в этот момент сидел сетевой администратор и все пароли были сняты. Так программа-взломщик проникла в сеть, связывавшую филиалы банка, а из нее - во внутреннюю сеть одного из филиалов. Она повисла в оперативной системе, дождалась, пока служащие банка начали производить операции с секретными счетами Пентагона и узнала нужные пароли. В результате огромная сумма денег была перечислена в Фонд Защиты Животных.
Дискуссия в Комитете Восемнадцати пока ни к чему не привела. В комнате было полно народу, который толпился у стен и время от времени вмышивался в разговор главных хакеров. "Из-за Билл Кейкса у нас может сломаться График Добрых Дел, - волновались мышата. - В позапрошлом месяце мы отобрали деньги у торговцев наркотиками и направили их в детские дома. Месяц назад мы нашли и переслали в Интерпол секретную информацию об экологических преступлениях. А неделю назад мы обнаружили один счет в Китти-банке, куда Билл Кейкс перечисляет грязные деньги подкуп политиков. Как нам теперь до него добраться?" Могла сорваться и другая очень важная операция, которую мышата запланировали на следующий месяц.
У Сергея не было желания втягиваться в этот разговор. Он записал себе номер счета и пошел в другую комнату, где хакеры рассказывали всякие шутки, анекдоты и смешные истории. Стены в этой комнате были покрыты разнообразными надписями. Шутки про Билл Кейкса Сергей пропускал не читая, - они ему уже надоели. Его взгляд случайно остановился на одной ничем не примечательной записи. Какой-то мышонок, работавший в Китти-банке, сообщал, что Джон Глупкинс, главный администратор этого банка, вот уже неделю играет на работе в квест "Преступление и наказание" и никак не может его пройти. Весь младший персонал банка об этом знает и тайком устраивает всякие розыгрыши. Сегодня, например, они прислали ему по почте небольшой топорик, упакованный в коробку из-под от торта. У них есть идея взломать это квест и вставить туда пару хохм, специально для Глупкинса.
Сергей машинально пробежал взглядом еще несколько таких сообщений, и тут вдруг его осенило. Используйте преимущества мелких размеров, - вспыхнула у него в сознании фраза капитана Кевина. Он вышел из виртуальности, закрыл свой магазинчик, быстро собрал все игрушки в мешок и спрятался на чердаке одного из близлежащих домов, чтобы ему никто не мешал. Затем он скачал по Сети квест "Преступление и наказание" и обработал его декомпилятором. А еще через минуту он целиком погрузился в любимое дело.
 
А вот что произошло двумя часами позже.
Джон Глупкинс, главный администратор Китти-банка, сидел в своем кабинете и, как обычно, от скуки играл в квест. Всем другим он предпочитал криминальные квесты, где нужно было расследовать какое-нибудь таинственное преступление. В детстве он хотел стать агентом ФБР, но потом отец убедил его, что надо продолжать семейную традицию и работать в банке. Последнюю неделю все мысли Глупкинса занимала игра "Преступление и наказание", сделанная по мотивам знаменитого романа писателя Достоевского. Такие квесты делались по заказу министерства образования, чтобы школьникам было проще знакомиться с произведениями мировой литературы.
Начиналось все так. В пруду, расположенном в парке Белого Дома, кто-то утопил собачку Муму, которая долгое время была любимицей президента. И теперь нужно было найти исполнителя и заказчика этого убийства, а заодно - прояснить всю темную историю, которая за ним стояла. За неделю Глупкинсу удалось наполовину распутать это клубок. После долгих поисков он вышел на киллера по фамилии Раскольников. Киллер долго отпирался, но в конце концов Глупкинс припер его к стенке. Ему оставалось узнать только имя заказчика.
Раскольников признался ему, что утопил Муму, чтобы стать императором Франции Наполеоном. Но больше он ничего выдавать не хотел: ни кто ему заказал это убийство, ни кто его обещал сделать императором Франции. Ясно, что обещать ему помощь в этом деле могли только очень влиятельные силы. Франция - это серьезная страна, там просто так императорами не назначают. Ниточка ведет в самые высокие сферы, - думал Глупкинс. - Ведь собачку американскому президенту подарил царь Борис Годунов. Может быть, на самом деле она была шпионкой и передавала русским военные секреты? Если бы она рассказа все, что узнала в Белом Доме, мог бы получиться целый международный скандал. Видимо, кто-то решил навсегда заткнуть ей рот. Может, это был сам президент или директор ЦРУ. А может, это был царь Борис, который боялся, что Муму расскажет всем о его преступлениях, о том, каким образом он захватил царский престол. Или в дело была замешана русская мафия?
Короче, нужно было еще раз допросить Раскольникова. Глупкинс подключил его к детектору лжи, потом разложил на столе тиски, утюг, молоток и другие орудия пыток. Теперь стоило бы обдумать разные каверзные вопросы. Сосредоточиться Глупкинсу было трудно, потому что то и дело звонил секретарь и сообщал о людях, которые хотят с ним связаться. Это были представители мелких фирм, связанных с банком, - они были обеспокоены исходом последней рискованной игры, которую банк вел на фондовой бирже, и требовали разъяснений. Разговаривать с ними Глупкинсу не хотелось, поэтому он приказал секретарю самому выдумать правдоподобное объяснение, а его больше не беспокоить. Затем он достал сигареты и вышел в коридор, чтобы немного там погулять и обдумать ситуацию.
Как только за ним закрылась дверь, с потолка, из вентиляционной решетки, расположенной прямо над столом, высунулся небольшой серый мышонок. Он очень быстро и ловко спустился на стол по привязанной к решетке тонкой веревочке. За спиной у него была прикреплена трехдюймовая дискета. Спустившись на стол, он вставил дискету в дисковод компьютера, за которым до этого сидел Глупкинс, и выгрузил что-то в оперативную память. Затем так же быстро и ловко он вскарабкался по веревке наверх и скрылся в отверстии вентиляционной решетки. Дискету он забрал с собой. Через секунду исчезла и веревка.
А еще через десять минут Глупкинс снова уселся за своим компьютером и начал допрос Раскольникова. "Говори! А то я стукну тебя по голове молотком!" - грозно сказал он ему. - "Ты знаешь, кто заказал убийство? Отвечай - да или нет!" - "Не знаю," - ответил Раскольников, но неумолимый детектор показал, что он лжет. "Ты врешь!" - закричал Глупкинс и стукнул его по лбу молотком. "Хорошо, хорошо, я все расскажу! - испугался Раскольников. - Но взамен ты сначала выполнишь одно мое поручение." - "Какое?" - спросил Глупкинс. "Очень простое. Ты должен пробраться по водосточной трубе на 68 этаж небоскреба Китти-билдинг, зайти в кабинет администратора, стукнуть его по голове вот той штуковиной, - Раскольников протянул Глупкинсу топор, - а потом на его компьютере сделать пару перечислений с кое-каких счетов в этом банке." "Вот список нужных операций, - он протянул Глупкинсу листок с цифрами. - Тогда я открою тебе, почему убили Муму. Только перед этим я сделаю пару звонков, чтобы проверить, как ты справился с заданием." - "Хорошо!" - согласился Глупкинс. В реальной жизни он никогда бы не забрался на 68 этаж небоскреба по водосточной трубе, но в виртуальном пространстве ему приходилось делать еще и не такие штуки. В квестах персонажи часто дают игрокам разные трудные поручения в обмен на полезную информацию.
Проникнуть в виртуальный небоскреб и стукнуть виртуальным топором виртуального человечка, сидевшего за монитором, не составило для Глупкинса никакого труда. Его порадовало и то, что панель администратора банка, светившаяся на мониторе, точь в точь совпадала со знакомой ему панелью администратора настоящей банковской системы Шулер 999, которая была установлена на компьютерах в настоящих банках. Видимо, разработчики игры не стали долго ломать голову и решили придать игре побольше натуральных деталей. Для удобства Глупкинс вышел из виртуального пространства и развернул панель администратора на весь экран, как он обычно привык с нею работать.
Но тут неожиданно возникла проблема, о которой раньше он почему-то не подумал. Для того, чтобы осуществить перечисления по счетам, нужно было знать пароли, а Раскольников ему ничего такого не сказал. "Черт возьми, надо было сначала допросить как следует этого виртуального администратора, вытрясти из него пароли, а потом уже стукать его топором, - сокрушался Глупкинс. - Неужели придется возвращаться назад, а потом начинать все сначала?" Вдруг Глупкинса оценило: если в этой игрушке есть Китти-банк, точно такой же, как в реальном мире, то может быть и пароли администратора этого виртуального Китти-банка будут такие же, как в реальности? Он попробовал набрать настоящий пароль, который ему полагалось знать по должности, - и доступ действительно открылся. Теперь можно было делать все нужные перечисления.
Через пять минут довольный Глупкинс снова сидел перед Раскольниковым и требовал полного чистосердечного признания. "Я должен сначала проверить твою работу", - недоверчиво сказал Раскольников, и Глупкинс позволил ему сделать телефонный звонок.
- Это IMF? Международный Мышиный Фонд? - спросил Раскольников кого-то на другом конце линии. - Деньги уже пришли?
Получив ответ, Раскольников набрал другой номер.
- Это телевидение? Только что мышата-хакеры проникли в сеть Китти-банка и обошли все защитные системы. Теперь кое-кому придется съесть лазерный диск. И, кстати, мы раскрыли один секретный счет, на который Билл Кейкс перечислял деньги на подкуп политиков. У нас тут есть кое-какая информация. Принимайте файл.
Экран перед Глупкинсом вдруг померк и на нем загорелась мерцающая надпись: "Привет от капитана Кевина!"
Свои трюки мышата-хакеры часто приписывали капитану Кевину, которого чайники вот уже сто лет держат в тюрьме. Сначала это делалось для того, чтобы полиция подумала, что к ним попался не настоящий капитан Кевин и отпустила бы его на волю. А потом это вошло в традицию.
Увидев эту надпись, Глупкинс вначале удивился такому повороту игры. "Так что же, кроме русской мафии тут замешаны еще и мышата-хакеры?" Но потом до него постепенно стало доходить, что произошло на самом деле. Уж очень был похож на настоящий интерфейс банковской системы в этой игрушке, да и пароли как-то странно совпали... Мысль о том, что, пока он гулял в коридоре, его компьютером воспользовался кто-то другой, пришла ему в голову чуть позже, когда он заметил следы крошечных ботинок на столе.

* * *

В хорошем настроении Сергей летел на мышелете домой. Он летел на низкой высоте, лавируя между фонарями и стенами домов, и специально, чтобы интереснее было лететь, выбрал для этого полета узкую извилистую улочку.
Уже начались сумерки. На поворотах его слегка заносило, а улочка была серая и темноватая, без рекламных огней, так что приходилось смотреть во все глаза, чтобы случайно не натолкнуться на какой-нибудь затененный выступ стены или свисающий с крыши провод. Но так лететь было даже интереснее, и от удовольствия он насвистывал старинную мышиную песенку.

Жил в лесу мышонок ловкий,
Очень смелый и крутой
Вынул сыр из мышеловки
И наперсток золотой.

Тень, возникшая прямо по курсу, заставила мышонка вздрогнуть. Из окна расположенного слева от трассы дома вывалился и полетел вниз огромный кусок пластилина, наполовину серый, наполовину розовый. Подсвеченный желтым конусом света от фонаря, он вращался и набирал скорость, поворачиваясь то серым, то розовым боком. Сергей чудом успел вывернуть руль, а то бы его расплющило этим пластилином в лепешку.
Пластилин в городе был редкостью, потому что много лет назад его запретили вместе с плюшевыми игрушками. Мало ли что захочет ребенок из него вылепить? В те времена рядом с каждым детским садом стоял полицейский пост, чтобы отлавливать пластилиновых торговцев. Правительство даже высадило десант в Южной Америке, где у пластилиновой мафии были огромные пластилиновые копи. Запрет в конце концов отменили, но за это время люди успели забыть, что такое пластилин и зачем он нужен.
Пластилиновый шар выпал из открытого окна. Окно сразу же захлопнулось, но Сергей все-таки успел услышать странную музыку, которая за ним звучала. Музыка была вязкая, липкая, вся какая-то пластилиновая. Кажется, за окном располагалась какая-то радиостанция.
Сергей приземлился неподалеку на тротуаре и подождал несколько минут. Никто за пластилином не приходил, поэтому он с чистой совестью подцепил его к мышелету и отвез в надежное место. "В следующий раз не будут пластилином в кого попало бросаться," - подумал он сердито.
 
Подойдя вплотную к входной двери в свой домик, Сергей на секунду замер и прислушался. Долгие годы конспирации превратили это уже в привычку. Из-за двери доносилась музыка и какие-то голоса. "Станция, наверное, как обычно," - успокоился он. Правда, музыка была какая-то не такая, какая-то пластилиновая, а голоса он сразу узнал. Это были те самые неуловимые тамагочи, которые преследовали его вчера своими непонятными разговорами.
- Как попадают в мышеловку, ты уже объяснил. А как из нее спасаются? - спросил тот же голос, что и вчера.
- Из мышеловки спасает Он, - ответил второй голос.
- Кто это - "Он"?
- Мышонок Скр!
- Кто-кто?
- Мышонок Скр. Если ты попал в мышеловку, только он поможет.
- А как его найти, этого мышонка?
- Он сам тебя найдет, если захочешь. Нужно только подать знак, и мышонок Скр обязательно придет к тебе на помощь.
"Они что, сказку там какую-то рассказывают?" - удивился Сергей. На Станции была одна передача, где рассказывали сказки, но обычно она шла в другое время.
Но когда он открыл дверь, оказалось, что радио не работает, а вместо этого включен телевизор и там идет какой-то фильм. Фильм, кажется, был про хакеров: Шварцнегер и Сталлоне сидели за компьютером и на чем свет ругали Билл Кейкса. Несколько странным было то, что в роли хакеров снимались люди, а не мышата. Чаще всего фильмы про хакеров снимает мышиное телевидение. Это была одна из любимых тем мышиного кинематографа, - по популярности с хакерскими фильмами могли сравниться только исторические боевики про эпоху Сопротивления.
А этот фильм явно был сделан людьми - уж очень он был глупый. На экране началась какая-то перестрелка, Шварцнегер бегал с автоматом и что-то кричал.
- Что за фильм? - машинально спросил Сергей у Наташи.
- Не знаю, - сказала Наташа. - Я не смотрю. Я так просто включила.
Сергей вызвал своего Зрителя. "Зрителем" называется специальный тамагоча, который живет в телевизоре. Он смотрит все программы подряд и записывает самое интересное для хозяина.
- О чем это? - спросил Сергей у Зрителя.
- Это про хакеров, - сказал Зритель, появившись на экране. - Там, короче, начинается так. Билл Кейкс нанял команду суперхакеров, чтобы они сделали ему тамагочу-полицейского. Это такой тамагоча, которые странствует по сетям и ищет преступников. А когда найдет, то копирует из себя целый отряд таких тамагочей, они выскакивают прямо из компьютера и ловят преступника.
Сергей нахмурился и внимательно посмотрел на экран. Там продолжалась перестрелка.
- Ну вот, - продолжал Зритель, - Билл Кейксу нужен был просто тамагоча-робот, чтобы он ловил хакеров и выполнял его задания, а они вместо этого решили сделать тамагочу-ангела, чтобы он был умный и добрый и чтобы не хакеров ловил, а разоблачал настоящих злодеев. А хорошим людям чтобы, наоборот, помогал, советы разные давал. Чтобы слабых защищал. И чтобы детей воспитывал, когда они дома без родителей остаются.
Зритель рассказывал очень увлеченно, видно было, что ему понравился этот фильм. Он был настроен на конкретного хозяина и поэтому любил те же фильмы и передачи, что и Сергей (у Наташи был свой собственный Зритель).
- У них сначала ничего не получалось, все время роботы какие-то выходили, но потом вдруг в компьютер ударила молния и там сама собой произошла мутация электронных полей.
"Все правильно," - подумал Сергей. Это был уже пятый фильм, поставленный по этой истории.
- Короче, - продолжал Зритель, - получилось настоящее разумное существо со свободной волей. Они научили его из виртуальности переходить в реальность и обратно. Им оставалось только встроить в него автономный источник питания, чтобы он стал бессмертным, а потом скопировать его миллионы раз и расселить по всей Сети. И тогда бы на всей Земле наступило счастье.
В голосе Зрителя появились трагические нотки.
- Но когда Билл Кейкс обо всем узнал, он испугался, что тамагочи-ангелы его разоблачат и выведут на чистую воду. Поэтому однажды ночью он пришел в лабораторию и отключил опытный образец. И стер его из памяти...
- А это был такой хороший тамагоча! - расплакался Зритель. - Он добрый был очень! И всем хотел помочь! А он его стер, гад!
Сергей рассердился.
- Ты рассказывай сначала, а плакать потом будешь.
Он и сам чуть не расплакался, вспоминая симпатичного ушастого мышонка, которого стер тогда Билл Кейкс. И как он тогда не додумался хотя бы одну копию спрятать дома? Потом они построили собственную лабораторию, но настоящий тамагоча-ангел у них больше не получился. Все дело было в том ударе молнии, который вызвал мутацию.
- И вот, когда хакеры узнали об этом злодействе, - продолжал Зритель, - они решили взорвать лабораторию, а сами ушли в подполье, чтобы бороться с Билл Кейксом.
- Вот, как раз взрывают лабораторию, - показал он пальцем на изображение.
На экране Шварцнегер отстреливался от солдат, одетых в черную форму, а Сталлоне в это время закладывал мину.
- Сдавайся! - кричали солдаты Билл Кейкса.
- Хакеры не сдаются! - крикнул в ответ Шварцнегер и бросил гранату.
"Что за вранье!" - подумал мышонок. - "Мы там просто переформатировали диски и утащили пару микросхем. А тут взрывы какие-то, стрельба. Лабораторию потом сам Билл Кейкс взорвал, чтобы страховку получить."
На экране между тем прогремел взрыв. В разные стороны разлетались обломки компьютеров.
"Интересно, а кто на этот раз меня играет - Шварцнегер или Сталлоне?" - подумал Сергей.
- А кто у них там IceAxe? - спросил он Зрителя.
- Вот этот, которого Шварц играет.
На экране хакеры бежали по горящей крыше. Первым бежал Шварцнегер, он строчил из автомата и время от времени мощным ударом кулака сбрасывал с крыши загораживавших дорогу солдат.
"В жизни не держал в руках автомат," - подумал Сергей. - "Если, конечно, не считать компьютерных игр. И вообще, где они видели таких накачанных хакеров?"
На экране появилась физиономия Билл Кейкса. Он прятался за углом дома и целил в Шварцнегера из гранатомета.
"Вот идиоты!" - подумал Сергей об авторах фильма. Он отпустил Зрителя и переключил телевизор на канал новостей. К его удивлению, физиономия Билл Кейкса никуда не пропала, только теперь он был без гранатомета.
- Все очень просто, - объяснял Билл Кейкс обступившим его журналистам. - Они дописали к квесту небольшую нашлепку, так что прямо из квеста вызывалась консоль администратора. А администратор, который играл в этот квест, не понял, что имеет дело с настоящими счетами банка и, как последний идиот, собственными руками перечислил деньги на подставные счета, а с них - в этот дурацкий Мышиный Фонд.
- А как им удалось заменить версию квеста? - спросили журналисты.
- Они просто физически проникли к компьютеру. Какая грубая работа! Я, честно говоря, ожидал от них чего-то более хитрого. Но больше у них этот трюк не пройдет. Теперь все щели во всех банках, где установлена наша система, будут охранять вооруженные до зубов тамагочи.
- А нельзя ли вернуть назад похищенные деньги? Или они действительно грязные, как напечатано в газетах, и вы боитесь вмешивать полицию?
- Это клевета! - возмутился Билл Кейкс. - Просто у многих благотворительных фондов в уставе есть статья, запрещающая возвращать деньги, даже если перечисление сделано незаконно. К тому же этот Мышиный Фонд находится за границей, в Маус-кве, а там у них свои законы.
"Маус-ква - это столица Мышляндии, древний город мышат и лягушат," - пояснил голос за кадром.
- А почему до сих пор не ликвидирован хакерский центр? - спросил другой журналист.
- По той же причине. Их главный сервер находится в Мышляндии, в Маус-кве, с филиалами в Баг-даде и Белкограде, поэтому просто так запретить мы его не можем. Этот хакерский сайт можно достать только через виртуальное пространство. Мы несколько раз направляли на их URL команды виртуальных роботов-убийц, - но сами понимаете, стоит им кликнуть, как со всех концов Сети к ним на помощь приходят миллионы хакеров и геймеров. А это все отъявленные головорезы, ветераны Дума и Квейка, вооруженные до зубов самым современным виртуальным оружием. Два месяца назад они разбомбили нашу виртуальную базу Перл-Харбор, где мы накапливали силы для очередного вторжения.
Журналисты сочувственно покачали головами. Но тут вперед выскочил один тип из CNN:
- А как же ваше обещание съесть лазерный диск, если система будет взломана? Вы дали его в нашей студии!
- Вообще-то я имел в виду настоящий взлом системы, когда хакеры пролезают через Сеть. А они пролезли через вентиляцию. Но чтобы продемонстрировать в своем лице благородство нашей корпорации, я готов выполнить это обещание.
Он достал из кармана коробочку и вынул из нее блестящий диск.
- На этом диске находится полный дистрибутив нашей суперзащищенной системы Wrednows 666.
Затем он, как ни в чем не бывало, откусил от диска кусочек и с аппетитом начал жевать.
- Вы что! Вы же поранитесь! - испуганно закричали все вокруг.
- Не стоит беспокоиться, - ответил Билл Кейкс, не переставая жевать. - Этот диск специально для такого случая сделан из сахара.
- Так это просто леденец? - разочарованно протянули журналисты.
- Нет, это не просто леденец. Это цифровой леденец. На этот диск действительно записана система, и пока он был целый, его можно было использовать как обычный дистрибутив. Это новый продукт нашей корпорации: "лазерный леденец", специально для компьютерных гурманов.
Журналисты притихли и оторопело уставились на доедавшего лазерный диск Билл Кейкса. А он продолжал рекламу.
- Наша корпорация решила освоить рынок пищевых продуктов. Мы разработали целый ряд принципиально новых товаров. На прошлой неделе мы выпустили торт "Билл Кейкс", специально для бросания в меня и других администраторов нашей корпорации. А на этой неделе в продажу поступят цифровые леденцы с компьютерными играми, музыкой и фильмами. Теперь вы можете не только послушать вашу любимую группу, но и почувствовать эту музыку на вкус. Вкусовую гамму каждой группы разрабатывала целая команда музыкальных критиков и искусствоведов. А если вы купите нашу специальную игровую приставку для языка, тогда, поедая леденец, вы не только почувствуете его вкус и аромат, но услышите музыку и увидите видеоклип. Но это еще не все. Мы научились вносить цифровую информацию в жидкую среду, специальным образом намагниченную, и скоро начнем выпускать цифровые коктейли и сиропы. Мы уже договорились с несколькими музыкальными группами и киностудиями. Скоро в продажу поступит горчица Продиджи, сироп Мадонна, ветчина Metallica, манная каша Spice Gerls, апельсиновый сок Спилберг, тартинки-Тарантинки и кетчуп Джеки Чан. А в будущем мы выйдем и на рынок медицинских препаратов. Доказано, что цифровая информация, принимаемая вместе с пищей, благотворно влияет на здоровье. В наших лабораториях сейчас готовится Терминатор - микстура от всех проблем.
Картинка с Билл Кейксом исчезла с экрана.
- А теперь новости из Конгресса. Там снова обсуждается вопрос о бомбардировках.
- Мы должны разбомбить это осиное гнездо! - возмущался какой-то конгрессмен. - Оттуда в Сеть поступают вирусы, которые поражают наши программы, и виртуальные жучки, которые воруют наши секреты. И вообще, пока мы не разбомбим этот Баг-дад, каждый день в наших программах будет обнаруживаться какой-нибудь новый баг!
- А как к этому отнесутся в Маус-кве? - возразил другой конгрессмен. - Мышатам это может не понравиться.
- Пусть только пискнут! Мы тогда еще белок в Белкограде разбомбим, чтоб не повадно было!
- А может, лучше захватить их через виртуальное пространство?
- Мы протестуем! - закричали конгрессмены-хакеры. - Это Билл Кейкс во всем виноват, а не хакеры! Надо программы лучше делать, тогда и багов не будет!
Сергей переключился на мышиный канал. Там уже шел Наташин сериал.
 

Мышонок по имени Жюль
вторая серия

- Ну и что! Все равно расскажи! - просила девочка.
- Не могу я тебе рассказать эту сказку! - отказывался мышонок.
- Почему?
- Если я ее расскажу, у тебя мама пропадет.
- Почему пропадет?
- Потому что сказка такая. Страшная.
- А я люблю страшные сказки!
- Ты же раньше не любила.
- А теперь люблю!
- Давай я тебе лучше про мышей сказку расскажу. Это самая главная мышиная сказка! Ее мамы-мышки рассказывают мышатам, чтобы они росли хорошими.
 

Сказка о добром мышонке

В одном лесу жил добрый мышонок. И ему каждую ночь снился сон, что где-то на другом конце земли живет совсем крошечный потерявшийся мышонок, которого все обижают. Он живет один-одинешенек, домик у него совсем развалился, кушать нечего, и все время обижают Енот, Лиса и Барсук. Стало ему жалко этого бедного мышонка и, проснувшись однажды утром, он решил ему помочь. Он отправился в долгое странствие, чтобы найти этого мышонка. Шел он через леса, через поля, через пустыни, плыл на маленьком плотике через океан, перелезал через горы. Другой мышонок на его месте уже давно бы не выдержал и вернулся домой, но ему так было жалко этого маленького потерявшегося мышонка, что он все шел и шел вперед, и наконец добрался до леса, где жил этот мышонок. Он нашел его домик, но самого мышонка дома не было.
"Наверное, ушел погулять," - подумал добрый мышонок. - "Пусть пока погуляет, а я тут со всеми разберусь."
Сначала он взял большую палку и прогнал Енота, Лису и Барсука. Потом починил домик, собрал в лесу много всякой вкусной еды: кедровых орешков, ягод, семечек. Привел в домик маленькую хорошую мышку, чтобы мышонку было с кем дружить. А мышонок все не приходит.
Заволновался добрый мышонок - как бы не случилось чего! И пошел искать в лес. Искал-искал, искал-искал, и не нашел. А когда возвращался обратно в домик, посмотрел на табличку, прибитую к двери, и увидел, что там написано его имя. И тут только он понял, что обошел вокруг земли и пришел к себе домой, а мышонок, которому надо было помочь, это он сам.
 
- Что он, глупый что ли, - сказала девочка, когда сказка кончилась. - Зачем надо было вокруг земли обходить? Можно было сразу самому себе помочь.
- Ты ничего не понимаешь, - обиделся Жюль, - потому что ты не мышка! Просто мышата так устроены, что когда хотят помочь сами себе, то у них ничего не выходит, а когда помогают друг другу, то все получается. Давай я тебе еще одну сказку расскажу.
 

Сказка про тридцать мышат

В одном лесу жили тридцать смелых мышат. И каждую ночь им снился один и тот же сон: как будто в соседнем лесу живет крошечный мышонок, которого все обижают - и Еноты, и Лисы, и даже Барсуки. Им это снилось ночь за ночью, и наконец они не выдержали и решили пойти в тот лес, чтобы помочь мышонку и прогнать всех Лис и Енотов.
А между двумя лесами была широкая пустыня, в которой жили огромные Львы и страшные Шакалы. Они нападали на всякого, кто тут проходил. И хоть мышата боялись Львов и Шакалов, но все равно им было так жалко маленького мышонка, которого все обижают, что они взяли большие палки и смело пошли через пустыню.
И вот идут они по пустыне и видят, что все Львы и Шакалы лежат дохлые. Удивились мышата: "В чем дело? Кто их всех перебил?" Шли они, шли и наконец дошли до самого последнего и самого огромного Льва, который тоже лежал дохлый, а рядом с этим Львом стоял совсем крошечный мышонок с большой палкой в руках.
- Ты кто? - удивились мышата.
- Я мышонок, - сказал мышонок. - Я жил тут рядом, в лесу, и меня все обижали: и Еноты, и Лисы, и разные Барсуки. И мне каждую ночь снился сон, что из соседнего леса ко мне на помощь спешат тридцать очень смелых мышат. Но заканчивался этот сон очень печально: когда мышата шли через пустыню, что разделяет наши два леса, на них нападали Львы и Шакалы и всех съедали. Мне снилось это ночь за ночью, и сегодня утром мне стало так жалко этих смелых мышат - вдруг они правда пойдут через пустыню? - что я не выдержал, взял палку и перебил всех Львов и Шакалов.
- Совсем ничего не понятно, - сказала девочка. - Если он был такой сильный, что мог победить огромных львов, почему он тогда сразу не прогнал лис и енотов?
- Это и есть самый большой мышиный секрет! - торжественно произнес Жюль. - Мышата устроены так, что сами они маленькие и слабые, глупые и ленивые, но когда мышонок хочет помочь другим мышатам, у него тут же просыпаются огромные силы, ум, храбрость, и тогда он может в одиночку сразиться с кем угодно, хоть даже со львом! Поэтому мышата должны помогать друг другу.
- Это сказки все! - рассмеялась девочка. - Не может мышонок льва победить!
- А вот и может! Когда мышата помогают друг другу, они самые сильные. Когда-нибудь вся Галактика будет принадлежать мышатам. И даже вон те далекие звезды, - Жюль указал рукой на звезды за окном. - Там будет добрая мышиная империя Тиририм, где никто никого не обижает.
- Ты придумываешь все!
- А вот и не придумываю! Это написано в Древних Мышиных Книгах! Вот скажи, почему луна похожа на сыр? - Жюль указал пальцем на луну, которая светила в окошко. - Смотри - сыр с дырочками! Это знак, чтобы мышата всегда стремились в космос. Сами бы они не догадались, но когда видят в небе головку сыра, сразу понимают, что им срочно надо в космос.
Девочка посмотрела в окошко. Там за окном уже наступили сумерки и желтая луна разгоралась все ярче и ярче.
- Самое время рассказывать страшные истории! - сказала девочка. - Пострашнее что-нибудь расскажи!
- Давай лучше сериал смотреть, про рыцарей, - спохватился мышонок и включил телевизор.
 
На экране несколько рыцарей в белых и черных плащах разговаривали со странного вида киборгом, похожим на помесь восьмилапого кота с несгораемым шкафом. Это был Киберманфред, император злой империи Акирим. На коленях у Киберманфреда сидела небольшая дымчатая кошка, которую звали Мими. Рядом стоял рыжий опоссум в белом халате, с нацепленными на нос очками, - это был профессор Мыштейн.
- Итак господа, - говорил Киберманфред, поглаживая кошку одной из своих шести рук. - Итак, господа, мне нужен жезл, который есть у вас, а вам нужно этот жезл активизировать, что без моей помощи никак не получится. Зачем мне нужен этот жезл, я объяснять не буду. Отсюда, из виртуальности, мне нужен доступ в реальность, - этого объяснения, я полагаю, вполне достаточно. Вам жезл нужен, чтобы добраться до Баг-дада. И здесь мы с вами можем прийти к компромиссу: я сделаю ваш жезл действующим, а вы за это позволите мне активизировать им мою установку. После этого вы забираете жезл и делаете с ним все, что заблагорассудится. Идет?
Рыцари с минуту посовещались друг с другом телепатическим способом.
- Мы согласны! - согласились они и протянули Киберманфреду жезл, отбитый ими у Хранителя Горы.
- Начинайте! - приказал Киберманфред Мыштейну.
Тот вставил жезл в отверстие одного из аппаратов, стоявших в лаборатории, и нажал несколько кнопок. Засветился монитор. Там возникло изображение большой полутемной комнаты, в которой находилось два мышонка. Один серый, покрупнее, другой - совсем крошечный, розовый и с большими ушами.
Розовый сказал серому:
- Ты не можешь нам помочь, потому что ты не в мышеловке. Ты снаружи.
- А если я тоже попаду? - спросил серый.
- Ты что! Сам хочешь залезть в мышеловку? - удивился розовый. - Лучше убегай поскорее!
Было видно, что серый мышонок обиделся.
- А капитан Кевин не стал убегать! И другие мышата и бельчата, что были с ним в команде, тоже не убежали! Потому что мышата должны помогать друг другу!
- А у тебя, может, и не получится ничего, - продолжал уговаривать розовый. - Ты вот залезешь сюда, а пользы никакой не будет.
Серый мышонок с минуту подумал.
- А что мне тут снаружи одному делать, если все в мышеловке?
- Ну хорошо, а как ты в нее хочешь пролезть? - спросил розовый. - Это ведь трудно, если она сама тебя не хочет поймать.
- А у меня вот эта штука есть.
Серый мышонок вытащил небольшую бамбуковую палочку, перевязанную ремешком.
- Ого! - сказал розовый. - Откуда это у тебя?
- Неважно, - ответил серый. Потом стукнул себя этой палочкой по макушке и пробормотал:
- Акирим-Тиририм!
Палочка в его руке на минуту засветилась ярким зеленым светом. Одновременно вспыхнул и жезл, вставленный в машину Киберманфреда. Свет с экрана был таким ярким, что залил всю лабораторию, так что даже рыцари, стоявшие от экрана довольно далеко, на секунду отвернулись и закрыли глаза. Некоторые из них перекрестились и трижды плюнули через левое плечо.
Управлявший машиной профессор нажал на какую-то кнопку, вытащил жезл и протянул Киберманфреду.
- Вот он, ключ к реальности! - воскликнул тот, подняв жезл высоко вверх и погрозив кому-то невидимому, кто прятался в потолке.
- А теперь активизируйте демышатор, - обратился он к Мыштейну.
Тот взял жезл и вставил его в отверстие огромного аппарата, занимавшего половину лаборатории.
- Это ваш агент? - полюбопытствовал один из рыцарей, указав на мышонка, оставшегося на экране, - на того, что активизировал жезл.
- Как сказать, - ответил Киберманфред. - Скорее, это агент моих врагов.
- Зачем же он тогда вам помогает?
Киберманфред бросил взгляд на стоявший в углу кабинета шахматный столик и глубокомысленно произнес:
- Дверь открывает тот же самый ключ, каким она была закрыта. Иногда нужно просто разыграть дебют, хотя и не понятно, кому это пойдет на пользу.
- То есть, вы можете и проиграть? - уточнил рыцарь.
- Вполне возможно. Я люблю рисковать. Игра меня интересует больше, чем победа.
Когда рыцари забрали жезл и удалились, Киберманфред подошел к своему аппарату.
- Что же, девочка, - весело сказал он своей кошке, - сейчас мы изменим ход истории.
- Ах! Но ведь это очень рискованно! - заволновалась Мими.
Киберманфред снисходительно улыбнулся.
- Ты видишь другое решение?
- Э-э... если позволите, сир, - вмешался Мыштейн, - я тоже полагаю, что это может привести к вселенской катастрофе.
- Ты боишься? А я не боюсь. Мне нечего терять. В этом мире нет ничего такого, что стоило бы жалеть. Мыши, мыши, - они заполнили всю галактику. Они кругом.
- Вот! - он поднял со стола газету, и из под нее тут же выскочило несколько небольших виртуальных мышей. Сначала они в панике забегали по столу, а потом дружно спрыгнули на пол и скрылись в углу комнаты.
- Везде, везде эти гадкие мыши! - он вывернул свои карманы, и из них тоже посыпались мыши.
- Видишь? Все вокруг заполнено мышонскими шпионами! Это заговор! Это всемирный мышонский заговор! Нам нечего терять! Все, все нужно уничтожить!
Он включил монитор.
- Смотри! Вот он, центр заговора.
На экране возникла студия какой-то радиостанции. Там суетилось несколько парней в наушниках, которые передвигали какие-то рычажки и крутили ручки.
- Вот они, гады, под диджеев замаскировались. Но на самом деле это мыши! Это тоже мыши!
- Видишь эту штуку? - он подозвал Мими и ткнул пальцем в угол экрана. - Думаешь, что это? Это кибертемпоральный мелопластический нейровыпрямитель. Они его, гады, через эфир запускают.
- А вот это конвертер, - он указал на другой ящик в глубине студии. - Он ментальные колебания в звуковые частоты преобразует
- А знаешь, что он делает? Обрати внимание на эту большую красную цифру на электронном табло.
На табло в глубине студии действительно горела большая красная надпись: "106.8".
- Это коэффициент премышения, важнейший показатель гиперментального тензора пространства-времени. В норме его значение равно примерно 104, - ну, еще несколько знаков после запятой. При таком его значении добро и зло во вселенной полностью уравновешивают друг друга. Сколько происходит добра, столько и зла. А когда он начинает премышать норму, количество зла уменьшается, а количество добра - увеличивается. А они своей установкой подняли его почти на три единицы.
- Всего на три?
- Дурочка! Здесь важен интеграл по времени. После того, как эта штука поработает две сотни лет, изменения станут необратимыми. Но сейчас я сделаю так, что она не будет работать две сотни лет! Раньше мне не хватало только одного - связи с реальным миром. Но теперь волшебный жезл включил мою машину, и империя Акирим снова имеет доступ в реальность.
- Как интересно! - захлопала в ладоши Мими. - И как ты собираешься с ними сражаться?
- Наш гений, профессор Мыштейн, соорудил вот эту штуковину.
Он любовно похлопал рукой по корпусу стоявшей перед ним установки.
- Это демышатор. Усовершенствованная модель.
- А зачем он нужен? - спросила Мими.
- В каждом человеке внутри живет мышиный шпион. Демышатор вытаскивает его наружу.
- Ах, неужели? - испуганно воскликнула Мими и отошла подальше от этого прибора.
Киберманфред на ее испуг не обратил никакого внимания, он слишком был занят мыслью о предстоящей операции.
- Хватит разговоров! Сейчас мы увидим, как эта штука работает. Вы готовы, профессор?
- Так точно, сир!
- Смотрите, как рушится этот гнусный мышиный мир! - торжественно произнес Киберманфред и нажал на Большую Красную Кнопку.
- Действуйте! - приказал он Мыштейну.
Профессор подошел к пульту и некоторое время изучал ситуацию. Затем движениями мышки он переместил по монитору контурный прицел и направил его на одного из парней, суетившихся в студии.
Изображение задрожало. Парень как-то странно выпрямился, закрыл глаза и забормотал про себя тихим, пришибленным голосом: "Акирим-Тиририм-Акирим-Тиририм-Акирим-Тиририм..." Потом он сделал несколько строевых движений - "направо", "налево", "равняйсь", "смирно" - и стал маршировать по кругу.
К нему удивленно повернулся другой парень.
- Эй, Диггер, ты чего, перегрелся?
Мыштейн передвинул на пульте какой-то рычажок.
Изображение на мониторе снова задрожало, а потом все стало как бы раздваиваться, - предметы, люди, столы и стулья, - все дрожало и пульсировало.
- Работает! Вы видите, сир? - радостно закричал Мыштейн. - Эта штука работает! Я гений!
Он снова передвинул рычажок, и внезапно мерцание на экране прекратилось. Все в студии осталось, как и прежде, предметы снова пришли в норму, только вместо трех человек там было уже шесть. У каждого из находившихся в комнате диджеев появился двойник, похожий на него как две капли воды. Потом вдруг с этими парами стало происходить что-то странное: они начали уменьшаться, таять на глазах и обрастать шерстью. Через минуту вместо людей там оказалось три кошки и три мышки. Кошки вскочили и стали гоняться за мышками. Спрятаться в студии было некуда, поэтому кошки быстро загнали мышек в угол. Бедные мышата сжались в комочек, не зная, что делать. От страха они стали какими-то мягкими, как бы пластилиновыми. Один из котов подошел к ним и скатал в пластилиновый комок.
- Все кончено. Теперь можно заняться делом.
Он небрежно швырнул пластилиновый комок в угол студии.
Мыштейн снова произвел над пультом какие-то манипуляции. По экрану опять прошла дрожь, и через секунду в студии снова находилось три человека. Тот, кто не наблюдал все случившееся своими глазами, мог бы подумать, что здесь вообще ничего не произошло.
Один из превращенных подошел к нейровыпрямителю и покрутил какую-то ручку. Красная цифра на табло дрогнула, ее значение стало быстро уменьшаться: 106... 105... 104... 103... 102... 101...
- Сир! - забеспокоился Мыштейн. - Разве мы не собирались вернуть коэффициент в норму?
- Конечно нет! Мы установим значение ниже, чем 104, и тогда максимальные шансы получит наш мир!
Тем временем в студию вошел еще один человек. Он взглянул на индикатор и ошарашенно спросил:
- Эй, мужики, вы чего...
Один из превращенных медленно обернулся и направил на него палец. Фигура вошедшего задрожала, а потом раздвоилась, и снова одна половинка превратилась в мышку, а другая - в кошку. Они выскочили из комнаты в коридор. А через минуту в комнату вошел тот же парень. Он нес в руке небольшой пластилиновый комочек. С тем же выражением озабоченности в голосе он произнес:
- Эй, мужики! Вы чего, нас же сейчас засекут...
- Он прав, - сказал другой. - Мы слишком рискуем. Нужно слегка увеличить значение.
Через экран они вопросительно посмотрели на Киберманфреда. Тот одобряюще кивнул головой.
- 102... 103... 103.2... 103.6... - отсчитывал диджей. - 103.7... Все, пожалуй хватит - это максимум. Всего на три десятых ниже нормы. Но зато теперь никто ни о чем не догадается.
В течение следующего получаса в комнату вошло еще несколько парней и девчонок. Со всеми случилось то же самое, что и с первыми. Пластилин, оставшийся от мышат, превращенные прилепляли к комку, который лежат в углу студии. Постепенно комок сделался довольно большим и увесистым. Наконец, один из превращенных поднял его и, некоторое время повертев в руках, бросил в открытое окно. Медленно вращаясь вокруг своей оси, комок летел вниз, и свет уличного фонаря рельефно обрисовывал выступы и впадины на его поверхности.

* * *

Поздно вечером мышата отправились в "Галактику". Это был их любимый танцклуб. Там они однажды и встретились, на специальном мышином танцполе. Каждый раз, когда в их отношениях появлялись какие-нибудь проблемы, они шли в Галактику, и все проходило само собой.
Сергей припарковал мышелет на стоянке, а дальше они с Наташей пошли по Мышиной аллее, которая вела прямо к клубу. Было уже совсем темно. Сверху горели разноцветные фонари, а возле фонарей кружились ночные бабочки. Обычно музыка из клуба была слышна за несколько кварталов, но сегодня почему-то было совсем тихо.
Когда они подошли совсем близко, то увидели, что вокруг никто не толпится, а на двери висит огромный амбарный замок. Рядом, на стене, красной губной помадой было написано:

ТАНЦПОЛ ЗАКРЫТ
ВСЕ УШЛИ НА ФРОНТ

- Это что еще за фронт такой? - удивился Сергей.
- Пошутил кто-то, наверное, - сказала Наташа. - Просто ради шутки написали.
- А закрыли тоже в шутку, что ли?
- Закрыли, потому что работать нужно, - мышинально сказала Наташа, в тон каким-то своим мыслям. - Просто ночью нужно не танцевать, а спать. Нужно ночью спать, а днем работать. Работа - это самое главное в жизни. Деньги нужно зарабатывать, чтоб побольше было.
- Ты не заболела случайно? - озабоченно спросил Сергей и потрогал ей лоб. - По-моему, ты двадцать пятый кадр из телевизора подцепила. Нам нужно новый фильтр поставить. Наверное, старые уже не ловят. Они ведь там каждый месяц что-нибудь новое придумывают.
Как известно, в обычном изображении бывает двадцать четыре кадра в секунду. Двадцать пятый секретный кадр вставляют в рекламу: на лишний кадр сознание не обращает внимания, но мусор в голову все равно попадает.
- И никакой это не двадцать пятый кадр! - обиделась Наташа. - Я сегодня целый день об этом думаю.
- Просто ты впечатлительная очень. Тебе нельзя человеческие каналы смотреть. Лучше мышиные смотри, там двадцать пятый кадр не вставляют.
- А вот и вставляют! Я точно знаю! Я сегодня одну мышиную рекламу медленно на видике прокрутила, и там был двадцать пятый кадр, что нужно всех любить и слабых не обижать. И про детей тоже было, что надо побольше заводить. А на самом деле это все ерунда. Нужно просто денег больше зарабатывать и покупать всякие разные вещи. И тогда всем станет хорошо.
- Разве нам денег не хватает? - удивился Сергей.
Мышатам, в отличие от людей, чтобы жить много денег не требуется. Они очень маленькие и неприхотливые, могут обойтись одной корочкой хлеба на целый день. Поэтому мышатам нужно меньше времени тратить на всякую ерунду, и они могут заниматься тем, что интересно. Для философов и мудрецов мышата всегда были примером. Вот что однажды прочел Сергей в книжке про древнего философа Диогена, который жил в бочке:

"Диоген понял, как нужно жить, когда поглядел на пробегавшую рядом мышь, которая не нуждалась в одежде, не пугалась темноты и не искала никаких мнимых наслаждений".

Сергей осторожно погладил Наташу по плечу.
- Ты просто устала из-за этой выставки. А давай все бросим и уедем куда-нибудь на Мышельские острова, на пару месяцев. А?
Наташа ничего не ответила. Они медленно побрели по аллее обратно к стоянке.
Мышельские острова - Чунго, Чанга и другие - это несколько скал и коралловых рифов в Индийском океане. Много столетий назад мышата их купили, разровняли, привезли туда почву, посадили разные пальмы, бананы и много всяких цветов. Мышата использовали эти острова как место отдыха. Туристов, людей и других крупных животных туда не пускали. Некоторым мышатам так нравились Мышельские острова, что они все время там и жили: строили домики, ухаживали за пальмами и цветами, разводили бабочек. А другим мышатам, наоборот, там было скучно. Они плавали с аквалангом и бластером в зарослях коралловых рифов и охотились на акул и подводные лодки. Наташа каждый год проводила там два или три месяца, поэтому Сергей удивился, что она не ответила на его предложение.
"Что это с ней? - удивился Сергей. - Вот всегда она так: дуется как мышь на крупу, а почему - не понятно." "Это я сам виноват! - вспомнил он утренний разговор. - Она еще утром обиделась. Может, действительно завести парочку мышат? В крайнем случае, вырастет еще два новых хакера. Можно даже десять завести, если ей так нравится."
"А это ведь здорово, - вдруг пришла ему в голову мысль, - если бы каждый хакер размножился, чтобы получилось еще десять. Это же в десять раз больше проблем для Билл Кейкса! Десять хакеров - это можно целую семейную фирму организовать. А потом у каждого появится еще десять хакеров - это уже сто получается, целая корпорация."
- Наташа... Помнишь, ты еще утром говорила... Короче, я тут подумал, подумал...
- Ты это чем? - удивилась Наташа
- Ну в общем... Короче, я не против, если...
- Что "если"? - не понимала Наташа.
- Ну, мышата... Если парочку завести, то ничего плохого не будет. Или даже десять, если хочешь. Или, например, двадцать для ровного счета.
- Это все ерунда. Зачем мне в семье еще десять хакеров? - сказала Наташа, как будто прочитав его мысли.
- Знаешь, я давно уже поняла, что ты чокнутый. Еще когда ты ушел из Мерзкоsoftа. Если бы ты тогда не ушел, то сегодня сидел бы уже в совете директоров. И вообще стал бы очень главным.
- Там скучно было работать, - на ходу стал выдумывать Сергей. - Знаешь что мы там делали? Виртуальные ложки программировали, чтоб сами в рот прыгали. И вилки. И тарелки. Это же скучно очень.
Тут он наконец придумал, как сделать Наташе приятное.
- А хочешь, я рекламу для твоей выставки сделаю? Вирус, который за несколько дней до выставки будет высвечивать на мониторе сообщение. А потом он сам себя сотрет, чтобы улик не было. Я его за месяц по всей Сети раскидаю.
- Не надо.
- Почему?
- Я больше не хочу выставку устраивать. Другим нужно заниматься. Я тут думала, думала - время у меня совсем не рационально расходуется. Времени много уходит, а кукол мало. Так и вся жизнь пройдет. Нужно настоящий бизнес начать. Взять кредит в банке, построить небольшую фабрику, потом - сеть магазинов по всей стране. С тех пор, как разрешили плюшевые игрушки, их ни одна фабрика не выпускает. А мы будем каждый день делать тысячу... нет, сто тысяч... нет, миллион игрушек.
- Ты что! - испугался Сергей. - Они же все одинаковые будут, эти игрушки. Все похожие. Это еще хуже, чем тамагочи. А сейчас твои куклы нравятся всем.
- Ничего, будут еще больше нравиться. Потом с игрушек можно будет постепенно на другие продукты перейти: памперсы, коляски, всякая детская одежда. Откроем филиалы в других странах.
- Ну сама подумай. Ты же художница. Ты сейчас можешь заниматься, чем хочешь. Можешь все бросить и на Мышельские острова уехать. А тогда у тебя вся голова будет бизнесом занята.
- Не будет. Я менеджеров найму.
- А они воровать станут. Тебе все равно придется за всем следить. И вообще, если ты будешь заниматься этой ерундой, у тебя никогда не вырастут виртуальные крылья.
- А зачем они нужны, эти крылья? Я и без них прекрасно проживу.
- А потом?
- Что потом?
- Ты что, в школе плохо училась? Когда мышам исполняется двести лет, они на этих крыльях улетают в Вечное Межвременье. А так мне придется без тебя улетать. Что я там без тебя буду делать?
- Это все сказки. И не хочу я никуда улетать. Это хакерам хорошо в Межвременье, потому что там как в Сети. А девочкам что там делать?
Сергей попытался вспомнить, что делают в Межвременье девочки.
- Откуда я знаю. Придумаешь что-нибудь. Это тебе сейчас непонятно, потому что у тебя крылья еще не выросли. А когда вырастут, все станет понятно.
- А если не станет?
- А если не станет, - разозлился Сергей, - тогда Межвременье отправит тебя по второму кругу, и ты превратишься... в человека!
- Сам ты в человека превратишься! - обиделась Наташа. - Или вообще в обезьяну!
- Нет, это ты в человека превратишься! Станешь огромной, уродливой, с толстой задницей, и всю жизнь будешь думать только про размер банковского счета.
Наташа обиделась и всю дорогу до дома больше ничего не говорила .
"Что с ней такое случилось? - думал Сергей. - Жила себе спокойно, делала куклы, они всем нравились. Вот в квесте всегда можно найти такое слово, или что-нибудь сделать, чтобы тебя все поняли. А в жизни так не получается."
"А может, пора уже искать мышонка Скр?" - вспомнил он подслушанный разговор.

Пpодолжение

янваpь 1999

к пpедыдущей сеpии         к oглавлению

п. pед. 25.04.99
ЗАКЛАДКИ ( pазбивка на эпизоды )

Эволюция мышей
Сериал "Космические мышата"
Интервью Билл Кейкса
У Диснейленда
Командор Рукс
Трансмышатор
Мышиный парламент
"Шифровка"
Письмо от капитана Кевина
Квест "Преступление и наказание"
Кусок пластилина
Фильм про хакеров
Цифровые леденцы
Сериал "Мышонок Жюль"
Сказка о добром мышонке
Сказка про тридцать мышат
Атака на "Станцию"
Мышата идут в "Галактику"

к Оглавлению повести

 
 
 
ГлавнаяSpace Mice ProjectМеждународный Орден Почетных МышатИстории про мышатГостевые книгиМышиные страницы в Интернет All rights reserved.
© baby-mouse Skr
© Serge Kornev
© Space Mice
© I. M. F.
© Serjio IceAxe

Пишите нам!